Информация о сайте

Рубрикатор

Находится в разработке (да, мы не TUT.BY и не Хартия97 - мы не зарабатываем на этом деньги и гранты)...

Рассмотрим какие монеты были найдены во время раскопок и какие на основании обнаружения этих находок сделал выводы спадар Позняк.


Для того чтобы разобраться в хитросплетениях его нумизматической логики необходимо набраться терпения и прочитать научный отчет З.С. Позняка.

Возможности интернета позволяют это сделать без особых усилий. Итак, в захоронении №1 указывется, что нашли: «1. кашалькі, партманэты і іх фрагменты – 9 штук, у чатырох, магчыма, ёсць манеэты, (У час раскопак кашалькі не адкрывалі, каб не пашкодзіць). 2. 6 манэт – трохкапеечныя (1933 і 1935 гг.), 4-х і 20-ці капеечныя (1931, 1932, 1933 і ? гг.)».

Далее на основании этих монет незамедлительно делается вывод о времени произведенного захоронения. Примечательно, что многие из найденных вещей и монет  были отправлены на экспертизу. В  то же время, интересно отметить следующее: «Пасля распрацоўкі раскопу рэшткі касьцей і абутку пахаваных, не забраныя на экспертызу, пакладзены ў траншэю на дне пахавальная ямы і засыпаны». 

Почему они не были забраны?

Получается, что для того чтобы скрыть происхождение некоторых вещдоков, найденных при раскопках, предметы попадали на экспертизу исключительно выборочно, а все, что не укладывалось «в схему репрессий», закапывалось обратно.

А что же, по мнению Позняка, уложилось в необходимую для него версию  зверств НКВД? Читаем и находим замечательную по своему научному цинизму  фразу: «мяркуючы па агледжаных знаходках (манэты, галёшы), пахаваньне зроблена не раней за 1936 г. (манэты ў кашольках не даследаваліся)».

Иными словами, бросив взгляд, Позняк и компания  рассудили, что монеты изготовлены не раньше 1936 года!   Далее, на примере раскопа захоронения № 2, мы видим и иные чудеса профессиональной этики. В отчете указывается: «3 кашалькі. У адным (глыбіня 1,54 м) 4 манэты (даты не чытаюцца), у другім – манэта і рэшткі папыровых грошай. 2 слупкі манэт ляжалі ў карабку ад запалак (глыбіня 2,10 м; даты не вызначаны».

Странно, не правда ли? Взять к примеру две стопки монет, лежащие в коробке от спичек. Человек, которой хоть немного разбирается в нумизматике, сможет по внешнему виду определить, какому государству принадлежит монета, сможет также и прочитать ее год. Но автором исследования этого сделано не было! Позняк не стал на основании этих монет определять крайнюю дату захоронения, как и не стал указывать страну происхождения монет.

При раскопе №3 найти монет не удалось, зато при раскопе №5 были обнаружены бумажные деньги, лежащие в портмоне. Но в отчете они опять же не идентифицированы! Позняк даже не потрудился открыть кошельки, зато автор сделал вывод о времени данного захоронения, исходя из дат на гравировке найденного в раскопе кольца. А это, к слову, не является корректным с точки зрения исследователя.

Таким образом, мы приходим к простому заключению: найдя монеты, подтверждающие необходимую для версии Позняка дату захоронения, Зенон ссылался исключительно на них. В остальных случаях монеты перестают служить источником ценной информации, а их наличие среди находок полностью игнорируется автором. «Даты не чытаюцца», «даты не вызначаны» –  вот все, что Зенон Позняк пожелал сообщить общественности.

Но вернемся к раскопу №1. Там перечисляются  советские монеты 30-х годов. Их состояние позволило однозначно определить номинал, дату и страну чеканки. Кроме того, нужно отметить, что все раскопки проводились в компактном месте, а значит условия нахождения монет под землей  были практически идентичны. И если бы там были найдены еще советские монеты, они имели бы приблизительно такую же сохранность, как и при раскопе №1 – то есть достаточную для идентификации страны чеканки, даты и номинала (Позняк уж точно не упустил бы такой возможности!) И, кстати, в случае нахождения в раскопах польских монет, можно было бы тоже с уверенностью утверждать, что они были бы однозначно идентифицированы. Почему?

Куропаты: правда или ложь

Углубимся немного в нумизматику. Советские или польские монеты изготавливались из металлов,  устойчивых к влиянию природной среды. К примеру, монеты номиналом 2, 5, и 10 злотых в Польше чеканились из  серебра; 1 злот, 10, 20 и 50 грош – из никеля (устойчивого к природной среде металла, нержавеющего и обладающего магнитными свойствами). В отличие от серебра, монеты из никеля со временем даже не чернеют.

И даже 1, 2 и 5 грошей – из сплава на основе меди со временем лишь темнеют, покрываясь патиной, но дальше коррозия их не разрушает. Что касается немецких монет, то 2 и 5 марок чеканились из серебра, а мелкие рейхс-пфенниги, из желтого сплава на основе меди (медь-олово-цинк или медь-алюминий). Эти монеты, также как польские и советские, могут лежать в земле долгое время, сохраняя свой рельеф.

Из всех известных на то время монет только пфенниги для оккупационной территории в 1940-1944 годах чеканились из цинка. Это очень активный металл, способный легко окисляться в любой агрессивной среде, в том числе и во влажном воздухе.


Таким образом, Зенон Позняк, указав в своем отчете: «Даты не чытаюцца», «Даты не вызначаны», фактически указал, что это и были фашистские пфенниги, которые появились на территории Беларуси вместе с приходом оккупантов в 1941 году.

Умолчания Позняка о достоинстве и годе чеканки монет говорят о том, что вероятнее всего (как говорилось выше) они просто не вписывались в концепцию расстрела людей органами НКВД в исследуемых им захоронениях, а напротив, были датированы военным временем, либо принадлежали оккупантам.

Но даже найденные в малом количестве советские деньги не делают теорию Позняка  однозначной и непререкаемой.  Дело в том, что во время Великой Отечественной войны на оккупированной немцами территории советский рубль сохранял покупательскую способность, поскольку вначале иного платежного средства просто не было. Это говорит о том, что найденные довоенные советские монеты 30-х годов не могут служить достаточным доказательством даты расстрела людей в Куропатах. продолжение следует