Информация о сайте

Рубрикатор

Находится в разработке (да, мы не TUT.BY и не Хартия97 - мы не зарабатываем на этом деньги и гранты)...

Тридцать лет назад в газете «Літаратура і мастацтва» от 3 июня 1988 года была опубликована статья «Курапаты – дарога смерці» под авторством Зенона Позняка и Евгения Шмыгалева.

Эмоциональный текст, пронизанный жуткими воспоминаниями очевидцев о кровавых репрессиях НКВД, заставил общество содрогнуться. Это была сенсация, превзошедшая по своему резонансу сообщение немецких пропагандистских служб о найденном в 1943 году захоронении польских офицеров в Катыни.

С легкой руки Позняка, переплюнувшего даже Геббельса, который приписывал советам ликвидацию 20 тысяч польских военных, жертвами сталинских репрессий, якобы преданных земле в Куропатах, со слов Зенона, стали порядка 250 тысяч человек.

В тот перестроечный период, когда даже прокуратура испытывала мандраж и шла на поводу у находящихся на подъеме националистических сил, выводы, сделанные Позняком, оказались весьма удобны для всех, да и задумка какова – грандиозный комплекс, затмевающий Катынь, посвященный жертвам советского коммунистического геноцида!  

Так что, мотивы Позняка  вполне понятны – если бы он сосредоточился на проблемах «занядбанасці» мовы и белорусской культуры, его шансы прорваться во власть были бы нулевыми. А вот манипулирование историческими фактами, разжигание русофобии и раскручивание темы репрессий действительно могли стать эффективными инструментами воздействия на массы в период перестройки.

Именно на этой теме делается погода до сих пор. Могильщикам СССР нужен был яркий, сногсшибательный пример невиданных по своему размаху репрессий в Беларуси. Других поводов взорвать общество просто не имелось. В результате, именно  миф о сотнях тысячах расстрелянных НКВД, стал одним из самых мощных аргументов в дискредитации властей и всего советского периода, оставаясь таким по сию пору.

Минуло достаточно лет, Позняк давно уехал за границу, а существенно поредевшие процессии в Куропатах стали восприниматься обществом как дань традиции… Впрочем, недавно тема Куропат получила второе дыхание. На фоне постройки ресторана «Поедим - поедим», возникла угроза обезличивания популярной темы  сталинских репрессий. В итоге  малочисленные радикалы вышли «на баррикады» в защиту урочища.

За всей этой вакханалией было упущено главное: подмена одной правды другой правдой сошла Позняку с рук, а горечь произошедших здесь когда-то человеческих трагедий давно приобрела политическую окраску.

Между тем, правда о Куропатах так и осталась подвешенной в воздухе. Складывается впечатление, что той же оппозиции абсолютно безразлично, кто там был расстрелян и кто похоронен, лишь бы убиенные укладывались в концепцию  репрессий сталинских времен.

Однобокое представление  изыскательств Зенона Позняка сделали из похороненных в урочище людей «политическое орудие», этакий яркий пример невиданной массовости репрессий в Беларуси. Как рассеять этот миф, укоренившийся в сознании и подогреваемый белорусскими националистами?

Позняк в Куропатах


Надо изучать вопрос, изучать непредвзято. Это просто моральный долг тех, кому  действительно небезразлично, кто похоронен в Куропатах, небезразлично даже если это не жертвы сталинских репрессий, ведь главное то, что – это просто люди и они достойны памяти, а не забвения.
Многочисленные ляпы в «справаздаче» Позняка говорят о том, что он подходил к исследованию, как минимум недобросовестно.

А как максимум, со злым умыслом, в угоду только одной, выгодной ему версии, преследующей одну цель – стань лидером оппозиционного движения, начать в Беларуси «Эру Позняка». Поэтому, разбирать  его псевдоисторические измышления надо пошагово.


НКВД и расстрелы

Для начала, никто не пытается опровергать тот факт, что репрессии 30-х годов были не только масштабными, но и сопровождались нарушением законности. Людей приговаривали к высшей мере наказания как «предателей Родины» зачастую по доносам, а значит, в эти жернова попадали невинные, оклеветанные люди, которых, несомненно, жаль.

Впрочем, жаль всех, кто стал жертвами репрессий… Но, тем не менее, откуда Зенон Станиславович взял, что в Куропатах органы НКВД расстреляли около 220 000 – 250 000 человек? Это просто кошмарная цифра!

В Минске до войны проживало немногим более 200 тысяч человек. Большую часть населения составляли евреи, особенно много их было в местечках.

Треть территорий и населения  до 1939 года находились в Польше. Советская власть пришла в «кресовые регионы», когда волна репрессий существенно спала. Этому всемерно поспособствовал сменивший Ежова Берия. После 1938 года расстрелов по линии НКВД в Беларуси вообще не проводилось – все они пришлись на 1937 – 1938 годы. Всего массовые репрессии официально продолжались 473 дня.

Было подсчитано общее количество исполненных НКВД приговоров судов и «троек» - к высшей мере было приговорено около 25 тысяч человек. В Минской области было расстреляно около 13 тысяч человек. Все они захоронены в Борисове, Слуцке, Червене и Вилейке. На сам Минск приходится около 7 тысяч смертных приговоров (по некоторым данным 5775 смертных приговоров). Видя в подсчетах Позняка численность жертв в 200 – 250 тысяч человек, поражаешься абсурдностью приведенной цифры. Его данные превышают максимально возможную цифру почти в 40 раз! Зашкаливающая фальсификация!

Осматривая территорию Куропат, просто глупо и нелепо предположить, что НКВД, всегда руководствующийся секретностью, в открытую  занимался расстрелами на возвышенности, да еще и на территории собственного стрельбища! Как правило, расстрелы производились не на местности, а в местах заключения, поэтому гильз или предметов личного пользования, украшений или еще чего-то (все это нашел Позняк) в местах захоронения  быть не могло (впрочем, про найденные в захоронениях личные вещи жертв вообще разговор отдельный). 

Уму непостижимо, что в эту, на тот момент болотистую глухомань по бездорожью можно было доставить 250 тысяч арестованных, массово расстреливать их из стрелкового оружия,  разбрасывая при этом повсеместно гильзы и разносить эхо по всем окрестностям…Извините, но НКВД никогда так бездарно и непрофессионально не работало.

Впрочем, нелепостей и абсурда в заключение Позняка хватает: способы расстрелов, пули, черные воронки, личные вещи жертв, их конфессиональная принадлежность, само название «Куропаты». Как здесь не вспомнить крылатую фразу Геббельса: «Чем невероятнее ложь, тем быстрее в нее поверят». И ведь действительно, большинство людей верили и продолжают верить в эту ложь о сотнях тысячах расстрелянных НКВД в Беларуси жертв!

продолжение следует