Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Жертвы евроинтеграции

    Представители белорусской оппозиции, кричащие о необходимости полной евроинтеграции, представляют себе этот процесс как погружение в нирвану. Мол, зарплата станет большая, а проблемы маленькие. Однако проект «Европейская Беларусь» для белорусов может запросто выйти боком, ведь недалекие и прикормленные политические борцы за победу революции, осознавая или нет, работают в интересах иностранного бизнеса. Так случилось в Румынии.

    После 5 лет пребывания в Евросоюзе любой румын может запросто утверждать, что «есть у евроинтеграции начало, но нет конца», и это проверено на собственной шкуре. За последние 15 лет, то есть до и после долгожданного вступления в ЕС, лозунг о жизненной необходимости евроинтеграции не утихает ни на секунду. Вся тяжесть реформ, все экономические проблемы, все неурядицы объяснялись политиками или необходимостью жертв во имя евроинтеграции или тем, что страна сделала для нее недостаточно усилий.

    История «любви» Евросоюза и Румынии началась с желания британского бизнесмена миллиардера Лакшми Миттала приобрести крупнейший румынский металлургический комбинат Sidex. По самым скромным оценкам стоимость предприятия составляла 1 миллиард долларов. Бизнесмен, естественно пожелавший сэкономить, с легкостью удешевил завод и не без помощи политиков. Просто одна из принадлежащих ему компаний сделала пожертвование размером в 4 миллиона фунтов стерлингов в избирательный фонд Лейбористской Партии Великобритании. Эффект не заставил себя долго ждать: тогдашний британский премьер Тони Блэр вдруг озаботился ходом приватизации в Румынии и послал румынскому правительству письмо, в котором очень прозрачно намекал на крайнюю необходимость приватизации именно этого комбината, особенно с точки зрения перспектив интеграции в ЕС. С помощью маленькой хитрости ведущий металлургический комбинат страны обошелся бизнесмену всего в 74 миллиона!

    Под лозунгом, что за «билет в Евросоюз надо платить», была приватизирована и румынская государственная нефтяная компания Petrom. Купила ее, кстати, австрийская государственная компания OMV, вопреки европейскому принципу о строгом неучастии государства в рыночной экономике. Да и цена была просто сладкая: она, без учета техники и персонала, не покрывала и 15 % стоимости разведанных запасов нефти.

    Более того, австрийцы вписали в контракт более чем скромный налог на пользование недрами. В зависимости от месторождения он колеблется в пределах 5%. К примеру, в Норвегии налог на нефтедобычу составляет 78%, в России – 60%, а в США – 20%. Точных цифр до сих пор не знает никто, кроме самих австрийских бизнесменов и румынского правительства: части контракта засекречены, видимо, чтобы не сильно расстраивать электорат. По скромным подсчетам экономистов, с момента пока австрийские владельцы румынской нефти платят заниженный по международным меркам налог на недра, румынский бюджет не досчитался 15,4 миллиарда долларов, а это около 10% от ВВП страны. В итоге обманутым румынам остается лишь смотреть, как австрийцы без зазрения совести наживаются на их национальном достоянии.

    Под рассусоливания о необходимости очередных жертв во имя интеграции в Евросоюз по крайне заниженной стоимости Румынская государственная телекоммуникационная компания Romtelecom была продана греческому государственному оператору OTE. На подобных же условиях с молотка ушел почти весь банковский сектор, металлургия, химическая промышленность, земли сельскохозяйственного пользования, распределительные электросети страны.

    Конечно, вступление в ЕС помогло румынам выиграть затянувшийся спор с Украиной о территориальной принадлежности шельфа острова Змеиный, однако что-то выгадать с этих земель именно Румынии не удастся. Благодаря пресловутой евроинтеграции и это месторождение нефти будут добывать австрийцы и американцы, согласно предусмотрительно подписанным, еще в 90-х годах, соглашениям.

    В конце долгой и трудной дороги Румынии в Евросоюз получилась следующая картина: сами румыны стали арендаторами в собственной стране, которой они уже практически не владеют. Ни банками, ни нефтью, ни пахотной землей.
    Нужна ли такая евроинтеграция белорусам?..