Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Норвежское общество от Брейвика не защитят

    На почту Кольца патриотических ресурсов Беларуси пришло очередное письмо с просьбой опубликовать. Далее цитата.

    Андерс Брейвик, норвежский террорист, уничтоживший в столице Норвегии и на острове рядом больше семи десятков человек, может не предстать перед судом.

    Психиатрическая экспертиза сделала вывод, что «в момент совершения преступления Брейвик не контролировал свои действия». Это означает, что он не может быть привлечен к суду и будет лечиться в психиатрической лечебнице.

    Что стоит за решением психиатров? Очевидно, что его настоящие причины – точно не в психическом состоянии самого Брейвика. Он хладнокровно запланировал преступление, объявил о своём замысле во всеуслышание и преспокойно осуществил его. Может ли человек в здравом уме поверить в искренность вывода психиатров о том, что «в момент совершения преступления Брейвик не контролировал свои действия»? Возможно, психиатры руководствовались политическим заказом. Каким именно?

    Незадолго до преступления Брейвик распространил в интернете информацию о том, что он собирается сделать. Заодно он объяснил это стремлением защитить подобным образом Норвегию и Европу от «расово чуждых» мигрантов. Полиция, зная обо всём этом, не предприняла никаких мер по предотвращению злодеяния.

    Преступление Брейвика всколыхнуло норвежское общество – одно из самых благополучных в мире. Но не в том ключе, на какой рассчитывал, если судить по его заявлениям, сам убийца. Норвежцы почувствовали свою незащищённость не от мигрантов, а от терроризма.

    Стали раздаваться многочисленные голоса о том, что гуманное норвежское правосудие, не знающее ни смертной казни, ни пожизненного заключения, не гарантирует защиты от совершения подобных преступлений. Сам отец Брейвика публично заявил, что предпочёл бы, чтобы его сына казнили.

    Но в Европейском Союзе считается дурным тоном вообще вспоминать о таком наказании для преступников как «смертная казнь». Тем не менее, в ряде европейских стран, например Польше, все сильнее и сильнее звучат голоса граждан и политиков о том, что в уголовный кодекс нужно вернуть эту меру наказания. И теракт Брейвика, когда он хладнокровно взорвал в центре Осло автомобиль, а потом расстрелял участников молодежного слета, организованного правящей в Норвегии социал-демократической партией, эту тему вновь сделал актуальной. Общественность содрогнулась, когда стало известно, что Закон предусматривает убийце 77 человек всего на всего 21 год тюрьмы.

    Сейчас, когда говорят, что Брейвика поместят вместо тюрьмы в больницу для психов, не забывают добавить, что в ней, в отличие от тюрьмы, он, возможно, останется навсегда.

    Таким образом, освобождение Брейвика от суда по решению психиатров означает для него худшее наказание, чем мог бы вынести суд. Однако сдаётся, что рассуждения такого рода направлены только на успокоение взбудораженного общественного мнения. Ведь Брейвик может и вылечиться через год-два и выйти на свободу.

    Что означало бы для европейской политической элиты признание Брейвика «нормальным» и последующее предание его суду?

    Нормальный – значит, добропорядочный и законопослушный, каким собственно все и считали Андерса Брейвика до совершения им массового убийства.

    Добропорядочный и законопослушный – в наше время значит также толерантный и политкорректный. Следовательно, идеи, подвинувшие Брейвика на преступление, могут внезапно возникнуть в голове всякого европейского гражданина, до поры кажущегося вполне добропорядочным. Это было бы ПУБЛИЧНОЕ ПРИЗНАНИЕ БАНКРОТСТВА ЕВРОПЕЙСКОЙ СИСТЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ, прежде всего – в плане обеспечения безопасности общества на их основе.

    На это политическая элита пойти не могла. Перед ней открывался простейший выход – спихнуть заботу на психиатров, которые тоже со временем спихнут её со своих плеч. А расплачиваться своими жизнями снова будут случайные люди из толпы – новые жертвы этого же убийцы или его будущих подражателей. Ведь каждый потенциальный убийца и террорист в Норвегии знает — по закону его страны ему не грозит утеря собственной жизни, независимо от того, сколько людей – одного или тысячу он убил или покалечил. Максимальная цена за это преступление — 21 год весьма комфортной норвежской тюрьмы с правом на сокращение срока заключения. А жертвы – так это для тамошнего правосудия — просто статистика. Закон, скорее защитит преступника, чем жертву его преступления. Ведь ЖИЗНЬ ПРЕСТУПНИКА ДЛЯ ЕС ВАЖНЕЕ, ПОСКОЛЬКУ ОНА ВХОДИТ В ПЕРЕЧЕНЬ «ОБЩЕЕВРОПЕЙСКИХ ЦЕННОСТЕЙ».


    Добавил: Стас Аллов
    14.12.2011