Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Марш революции, или Судьба алюминиевых огурцовМарш революции, или Судьба алюминиевых огурцов

    На почту Кольца патриотических ресурсов Беларуси пришло очередное письмо с просьбой опубликовать. Далее цитата.

    Последняя волна молчаливого протеста в рамках кампании «Революция через социальные сети» оказалась критической. Словно девятый вал она погребла под собой все надежды революционеров на какую-нибудь маломальскую победу. Дошло до абсурда — участники акции никак себя не проявили.

    Напомню, в последний раз местом проведения акций были выбраны центральные рынки городов Беларуси. По замыслу организаторов, демонстранты должны были собираться у закрытых торговых точек в обедню и ‘ждать открытия’. В период ожидания предлагалось рисовать мелом на асфальте. Довольно неожиданно, но никаких сборищ у закрытых торговых точек не было, как, впрочем, не было и самих закрытых точек. Даже в столице павильоны и другие торговые точки предпринимателей отработали в обычном режиме.

    На фоне отмирающих акций, в анналы истории вошла предпоследняя, когда наряду с очередными недолгими и непродолжительными аплодисменты люди скандировали «Перемен!». Одноименная песня Цоя «Хочу перемен» взлетела выше лидеров музыкальных хит-парадов и, по слухам, оказалась под запретом властей. Пафос этого негласного гимна впечатляет и наталкивает на размышления о современном бытии революционера из соцсети. В чем же состоит феномен возрождения старых песен в новом контексте?

    Кстати, для тех, кто слабо знаком с законсервированным творчеством Цоя отмечу, что хит революционеров изначально предполагал печальный финал. Для тех кто «не может похвастаться мудростью глаз» и «умелыми жестами рук» круг замыкается именно тем, что всем им «вдруг становится страшно что-то менять». Это как раз о переменах, которые и сами сетевые революционеры представляют с трудом. Столь сомнительный формат акций уже привел к тому, что люди перестали на них ходить.

    Вообще, сложно оспорить тот факт, что многие песни «Кино», при современном ракурсе сохраняют свой прежний градус, серьезность и трепетность…

    Если более детально углубится в творчество русского рок-идола, то отчетливо вырисовывается и основная причина нынешнего «заняпада» сетевиков-меломанов. Как некогда спел В.Цой: «Время есть, а денег нет». В композиции было именно о том, что молодой человек «попал в какой-то не такой круг». А ведь и правда, в биографию большинства из хлопающих митингующих вполне впишется рифма: «мама – анархия, папа – стакан портвейна!»
    Наряду с этим, вялые уговоры администраторов революции о гробовом молчании в знак поддержки протеста окончательно перестали действовать на публику. Народ хронически устал подчиняться и молчаливо бродить по центральным площадям своих городов или даже рынкам. Веб-революционеры утомились хлопать из-за кустов и во весь голос требуют перемен, в том числе и для формата своих бесцельных акций. Если выражаться языком из «Кино», то люди «выходили под дождь и пили воду из луж», «хотели песен – не было слов», «хотели спать – не было снов»… В общем, обрушения авторитарной цитадели не произошло даже от звонков мобил «сетевой революции». Печально, что за все лишения страждущих перемен угощали не рублем, а порциями дубинок да штрафами, а они втихаря наверняка сожалели, мол «где же ты теперь, воля вольная, с кем же ты сейчас ласковый рассвет встречаешь?» После таких репрессий действительно тяжело сдержатся от нецензурной брани в адрес бездарных поводырей.

    Следуя мотиву революции, можно предположить, что же сегодня тревожит веб-взгляд РЧССовцев. Интернет-форумы мусолят, что давно стало бревном в глазу, а все здесь сводится к тому, что они «хотели света – не было звезды». Достойного лидера у сторонников перемен и впрямь нет. Где звезда, «что, взлетая, оставляет земле лишь тень». Акция вырождается и проблема – в организаторах, в их непонимании ситуации.

    Фигура самозванца-организатора РЧСС Вячеслава Дианова уже давно кажется не только сомнительной, но и ненужной. Его речи запросто укладываются в нехитрую формулу из песни Цоя «Муравейник»: «И мы могли бы вести войну против тех, кто против нас, так как те, кто против тех, кто против нас, не справляются с ними без нас». Подобные бредни из уст «сетевого вождя» во многом из-за того, что сидит он в далеком Кракове и смотрит «в чужое небо из чужого окна». На этом фоне жалкие потуги Дианова спасти свое лицо и ситуацию не более чем фарс. В одном из недавних интервью лидер интернет-пауков подчеркнул: «Революция через социальные сети» — это не просто молчаливая акция, которая проходит по средам, это целый комплекс протестных действий». «Достигает ли наша акция результатов, вы можете видеть по международной реакции, по реакции органов: генералов лишают званий; идут проверки; мировое сообщество заявляет, что в Беларуси нарушаются права человека; принимаются санкции в отношении Беларуси, в том числе экономические», — пояснил Дианов. Искренне хотелось бы видеть эту толпу изгнанных генералов, однако перед глазами все больше мелькают скупщики валюты, сахара, масла и прочих благ засанкционированной партизанской цивилизации.

    Людям поначалу нравилось задорно хлопать в ладоши, но не более того. Они искренне верили, что все их проблемы после этого разрешатся властями, а значит сами собой. Ставка на абсурдность сыграла, и народное движение лихо выплеснулось из социальных сетей, однако вся его интрига растворилась, как только объявилась персона организатора, включившего политические рычаги. Вот и входит, что сегодня пойди «по следу одинокому» некому – «сильные да смелые головы сложили в поле, в бою».

    Слабо верится, что по осени созреют те гроздья народного гнева, на которые уповают некоторые оппозиционные деятели. Да, вышедшие на улицу пролетарии — это для властей тот самый ужас, летящий на крыльях ночи. Но белорусы предпочитают впадать в самовыживание, а не рваться на баррикады. Шок от девальвации и скачка цен прошел. Народ успешно растит бульбу и капусту на зиму. В общем, если кто-то из вечных кухонных борцов с режимом надеялся, что дети с мобильниками, аплодируя на площадях, совершат чудо — вытянут «репку», то надежды несбыточные. Общество определенно не настроено на протест.

    Запал акций исчерпал себя, а инстинктивное желание координаторов чужими «руками жар загребать» как видим неискоренимо. Довольно наивно было просить предпринимателей отказатся от работы по средам, и устроить себе выходной. Интернет-вожди призывали, мол не объявляйте всё это в открытую, просто не выходите на свое рабочее место под удобным предлогом — выходной, инвентаризация, ревизия, переучет, или наигранная болезнь… Подобные советы в стиле «следи за собой, будь осторожен!» – смешны. Не пора ли барину признаться себе в том, что каждое такое новшество уже напоминает глупое баловство.

    Настоящие революционные идеи закончились. А между тем, с баррикад перемен уже доносится до боли знакомое: «Но если есть в кармане пачка сигарет, значит, все не так уж плохо на сегодняшний день». Более того народ реально ощущает, что их «Дом стоит, свет горит, из окна видна даль. Так откуда взялась печаль?»… Вот и верь после таких настроений в глобальные революционные перемены.

    В рамках творческого наследия Цоя имеется композиция со странным смыслом, мол сажаю алюминиевые огурцы, на брезентовом поле… На мой взгляд это именно о том, что ничегонеделание не приносит плодов, а значит и в современном контексте молоденьким огурцам сетевой революции не суждено проклюнуть брезентового поля белорусской действительности.

    Александр ТИТОВ


    Добавил: Стас Аллов
    30.08.2011