Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Цвет беды

    На почту Кольца патриотических ресурсов Беларуси пришло очередное письмо с просьбой опубликовать. Далее цитата.

    Все опасные для жизни машины, механизмы и грузы во всем мире принято окрашивать в оранжевый цвет. После того, как в Украине под этим цветом прошла смена власти – оранжевый стал опасен и для общества. Это цвет беды. Но «оранжевый» только один из цветов, которыми принято обозначать целую серию «цветных» революций, которые прокатились по миру в последние десятилетия.

    Как правило «цветными революциями» принято называть серию массовых уличных беспорядков и протестов, которые обычно завершаются сменой политического режима в ряде стран Восточной Европы без военного участия. Так определяет этот термин «Википедия». Она же приводит список этих революций:

    • 1987 — первая Жасминовая революция в Тунисе.
    • 1989— Бархатная революция в Чехословакии и аналогичные ей ‘бархатные революции’ в других странах Восточной Европы.
    • 2003 — Революция роз в Грузии.
    • 2004 — Оранжевая революция в Украине.
    • 2005 — Тюльпановая революция (или Лимонная, Дынная) в Киргизии.
    • 2005 — Революция кедров в Ливане.
    • 2006 — Попытка Васильковой революции в Белоруссии.
    • 2008 — Попытка цветной революции в Армении.
    • 2009 — Цветная революция в Молдавии, приведшая компартию к потере большинства в парламенте.
    • 2010 — Вторая Дынная революция – вторая Киргизская революция (Народная Революция в Киргизии 2010 года).
    • 2010-2011 — вторая Жасминовая революция (или Финиковая, Голодная, Багетовая) в Тунисе, по мнению некоторых зарубежных политологов – также цветная.
    • 2011 — Дынная революция (или Твиттерная, Молодёжная, Горчичная, Курортная, Пирамид, опять-таки Финиковая) Египте.

    «Цветные революции» в странах СНГ – ставшее традиционным название попыток смены правящих режимов в постсоветских республиках под давлением уличных манифестаций и при поддержке зарубежных неправительственных организаций. В научной литературе этот термин часто заменяется понятиями «ненасильственные революции в странах СНГ» или «смена политических режимов в 2000-х годах на постсоветском пространстве». «Успешными» оказались «революция роз» в Грузии (ноябрь 2003 года), «оранжевая революция» на Украине (декабрь 2004 – начало января 2005 года), «тюльпановая революция» в Киргизии (март 2005).

    К неудачным попыткам «цветных революций» относят действия оппозиции в Азербайджане (осень 2005 года), Беларуси («васильковая революция» весны 2006 года), Армении (весна 2008 года) и Молдавии (весна 2009 года – революция мамалыги).

    Кроме того, к событиями, родственным «цветным революциям», за пределами СНГ относят «бульдозерную революцию» в Югославии (осень 2000 года) и «кедровую революцию» в Ливане (весна 2005). Предтечами «цветных революций» обычно считаются антикоммунистическое «бархатные революции» в Восточной Европе, имевшие место в конце 1980-х – начале 1990-х годов.

    Данные процессы если и можно считать «революциями», то политическими, а не социальными. В случае успеха они приводят к смене руководства страны, но не общественного строя. Предлогом для них обычно становилось несогласие руководства оппозиции с итогами парламентских или президентских выборов.

    «Цветные революции» в странах СНГ оказывались удачными, если их лидерами становились высокопоставленные чиновники, которые покинули исполнительную власть не ранее, чем один избирательный цикл назад. Так, лидерами «оранжевой революции» на Украине стали бывший до 29 мая 2001 года премьером Виктор Ющенко и бывший вице-премьер правительства Юлия Тимошенко. Лидерами революции в Киргизии – бывший до 22 мая 2002 года премьером Курманбек Бакиев и экс-глава МИД Роза Отунбаева. Лидерами «революции роз» в Грузии – бывший министр юстиции Михаил Саакашвили, а также занимавший пост главы парламента (законодательного органа) Зураб Жвания, рассматривавшийся незадолго до этого как возможный преемник президента Эдуарда Шеварднадзе.

    Стоит отметить, что среди лидеров неудачных «цветных революций» обычно не было высших чиновников такого уровня. Дело в том, что высокопоставленные отставники такого уровня обычно успевали сохранить свои связи в высших эшелонах власти – если потеряли свою должность незадолго до «цветных революций». А ведь исход «цветных революций» зависел от того, достаточна ли опора действующего руководства страны в государственном аппарате для того, чтобы правящая группа могла противостоять давлению извне.

    Важным фактором для победы «цветных революций» являлось наличие у оппозиции серьезной поддержки в одном из регионов страны. Для «оранжевой революции» на Украине таким регионом стал запад страны, а для «тюльпановой революции» в Киргизии – юг. Часто поиску региональной опоры для действий оппозиции способствовало культурно-историческое различие регионов. При этом ядром актива для уличных акций подчас становились националисты, а в руководстве оппозиции тон, как правило, задавали либеральные политики, подчас не чуждые национализма.

    Неплохой основой для успеха «цветных революций» являлась поддержка со стороны электронных СМИ. Скажем, «оранжевым» оппозиционерам на Украине удалось получить доступ в эфир «5 канала».
    В центре внимания СМИ всегда оказывались молодежные оппозиционные организации, участвовавшие в «цветных революциях»: «Пора» («черная» и «желтая») на Украине, «Кхмара» в Грузии, «Кел-Кел» в Киргизии, «Отпор» в Сербии, «Малады Фронт» в Беларуси и т.д.

    Обычно «цветные революции» связывают с деятельностью зарубежных неправительственных организаций. Например, американского фонда «Поддержки демократии в Восточной Европе» (Support for East European Democracy, SEED), Международного республиканского института, Национального демократического института, Международного центра ненасильственных конфликтов, а также Международного института стратегических исследований в Лондоне. Отрицать влияние этих организаций и неправительственных фондов на развитие событий на постсоветском пространстве нельзя. Поскольку именно оттуда шло и идет финансирование всех «цветных революций».

    Тем более, идейное обоснование «цветных революций» пришло также с Запада. Одной из основополагающих работ стала книга Дж. Шарпа «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения», изданная в 1993 году. Шарп рассматривает борьбу с не западно ориентированными государствами как борьбу с диктатурой.

    Считается, что «цветные революции» представляют собой процесс смены более или менее «пророссийских» режимов на «антироссийские». На самом деле режим Шеварднадзе в Грузии никак нельзя назвать пророссийским – хотя бы потому, что при нем на территории Грузии располагались базы чеченских боевиков. Да и пограничные инциденты, в том числе с участием активистов молодежного крыла «партии власти» эпохи Шеварднадзе – Союза граждан Грузии, – уже тогда имели место.

    Каковы же оказались итоги «цветных революций» в странах СНГ? Обычно принято говорить, что их проведение привело к «переходу от управляемой демократии к просто демократии» или «от бюрократической системы к менеджерскому капитализму». Однако события в странах победивших «цветных революций» свидетельствует об обратном.

    Так, в Грузии началось давление на регионы, там серьезно урезали автономию Аджарии и предприняли попытку силой решить вопрос территориальной целостности страны, вернуть Абхазию и Южную Осетию, а на Украине не только не была введена выборность губернаторов (о чем говорили некоторые политики в ходе «цветной революции»), но и начались разговоры об урезании автономии Крыма. В 2005 году за предложения о федерализации Украины под угрозой ареста оказался глава Донецкого облсовета Борис Колесников. На Украине, в Грузии и в Киргизии стал происходить передел собственности, по применяемым методам, близким к российской практике.

    Таким образом, «цветные революции» в странах СНГ стали более или менее удачными проводниками процессов, связанных с консолидацией правящих элит и укреплением центральной власти, которые начались в России в конце 1999 года. Тогда тоже имело место противостояние двух группировок правящей элиты (выразившееся на парламентских выборах 1999 года в противоборстве «Единства» и «Отечества – всей России»), но к аналогу «цветной революции» так и не привело.

    Именно с этим и можно связывать факт, что «цветные революции» в странах СНГ с 2005 года терпят поражение. Те страны, где слабый политический режим эпохи 90-х годов сменился сильным и консолидированным режимом нового образца, к тому добившегося заметных успехов в улучшении жизни народа, оказались уже значительно устойчивее перед «цветными революциями».

    Хороший пример – Беларусь.

    Последняя по срокам попытка «цветной революции» в нашей стране провалилась 19 декабря 2010 года.
    Излишне говорить, что личность и политика президента Беларуси Александра Лукашенко для Запада и внутренней «пятой колонны» была совершенно неприемлема. В первую очередь потому, что он не стремился к интеграции в западное сообщество, проводя политику, в основу которой был поставлен интерес Беларуси и белорусского народа.

    Такой курс не устраивал правящую верхушку на Западе, и в значительной степени в России. Задолго до выборов СМИ начали массированно вешать на А.Лукашенко ярлык «последнего диктатора», который не допустит в стране свободных и честных выборов. Но их ждало разочарование.

    Для участия в выборах было зарегистрировано 9 кандидатов от так называемой, оппозиции. Они получили доступ в государственные средства массовой информации, право и возможности вести предвыборную агитацию. Для контроля голосования в страну были допущены 329 международных наблюдателей, тысячи наблюдателей направили на избирательные участки политические партии и общественные объединения. Для честной борьбы за голоса избирателей были созданы все условия.

    Но оппозиции выборы были не нужны. Они знали заранее, что с треском проиграют народный плебисцит. Поэтому заранее ставка была сделана на насильственное свержение существующей власти и установление своей. При этом белорусские «цветные революционеры» в отличие от своих собратьев в Сербии или Украине, не стали настаивать на пересчете голосов или даже проведении второго тура выборов. В 20 часов 19 декабря, не получив даже предварительных итогов голосования, один из кандидатов в президенты Николай Статкевич на Октябрьской площади заявил о том, что А.Г.Лукашенко выборы проиграл и предложил идти к Дому правительства брать власть в свои руки. Другой претендент Санников объявил о том, что создано правительство Национального спасения, которое может взять эту власть в свои руки. Это уже была не классическая «цветная революция», а государственный переворот, если говорить откровенно.

    Дальнейшие события известны. Штурм государственных учреждений и совершенно адекватные действия силовых структур по предотвращению переворота. Попытка закончилась фиаско для ее организаторов и участников. «Пятая колонна» местного масштаба разбилась о стену государственной стабильности и народного негодования. Выступая на пресс-конференции по итогам выборов, Президент Беларуси Александр Лукашенко сказал: «Мы не дадим вам растерзать страну. Мы знаем, чего это стоит». И под эти заявлением готов подписаться каждый гражданин нашей страны.


    Добавил: Стас Аллов
    06.07.2011