Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Сказка-быль. Волк в овечьей шкуре

    Недавно прочитал сказочку на крупнейшем ‘белорусском’ портале, автор – владелец того портала. Захотелось, так сказать, алаверды.

    Та сказочка, если что, называлась: ‘Хроника пикирующей валютной пневмонии’.

    Моя сказочка будет называться более обыденно: ‘Волк в овечьей шкуре’.

    Итак, поехали. Далее – сказочка.

    Жил да был волк. Все бы ничего, но жил он рядом с деревней. Деревня была очень мирная, доброжелательная, рада всем порядочным соседям. Жили в ней и зайцы, и лоси, и медведи, и т.д.. В деревне мирно уживались все. Председатель деревни создал такой порядок, чтобы никто никого не обижал, чтобы волки не ели зайцев и т.д.. А уж если уж вдруг обидил – мало обидевшему не казалось (по закону), зато остальные жили мирно и дружно. Если волк и охотился раньше возле деревни, то, по большому счету, это никого не волновало – на то он и волк, а интересы деревни не страдали.

    Но вдруг волку нормальной мирной жизни показалось мало. Захотел он ‘стать владычицей морской’. Принес он кому-то из почти главных собак, охранявших покой деревни, то зайца, то часть лося. Прикармливал, так сказать. А эта собака оказалась весьма падка на приношения, да и показалось ей, что и сама она не из собак, а из хищных волков. Стала она помогать волку.

    Надели на волка овечью шкуру, и стали всем показывать, что вот какая мирная и хорошая овца, много шерсти дает, да еще и грамотная, что-то там хорошее на песчаном береге озера пишет возле деревни. Стали протаскивать его на все собрания, показывать председателю, рекламируя этого волка в овечьей шкуре. Стали выделять лучший корм, оберегали от справедливой критики на него со стороны других, настоящих овец. А поводы для критики были. Волк начал свой бизнес на песчаном береге озера с того, что копировал записи других, настоящих овец и приписывал за деньги к ним рекламу жителей деревни. Казалось бы, ущемление авторских прав, паразитирование. Я бы даже сказал воровство, если не грабеж, но не буду этого делать. И все под прикрытием той почти главной собаки, которая, видимо, стала получать от волка определенную часть его гешефта.

    Почти главную собаку не волновало, что в надписях волка в овечьей шкуре изредка, но постоянно появлялись оскорбления как в адрес председателя деревни, председателя соседней, значительно большей, но исторически дружественной деревни, так и в адрес всех жителей этих колхозов, а также реклама тех, кто призывал поднять на вилы как председателя, так и все правление колхоза.

    Мало того! В деревне начали проводить ежегодный конкурс надписей на песчаном берегу озера. Так в первые годы проведения почти главная собака из мин.надписей, друг волка, вместо того, чтобы в жюри конкурса взять нормальных, например, зайцев, или медведей, или лосей, которые тоже писали на берегу, но в положительном, или, хотя бы, в нейтральном тоне.

    Как только председатель спрашивал у мин.надписей про волка в овечьей шкуре, почти главная собака готовила крайне положительный доклад про волка, лишь немножко, для правдоподобности, добавив в него легкие перчинки слабой критики, что, дескать, буквы у этой замечательной овцы (а не волка) в письме иногда слегка неровные (чтобы председатель поверил, ведь и к нему доносились изредка отзвуки слухов, что с с этой овцой (волком) что-то не так), но в остальном – она – самая хорошая, самая порядочная (бест оф зе бест (лучшая из лучших), так сказать).

    Шли годы. Положение волка в овечьей шкуре укреплялось. Но у него почему-то осталась, видимо, ненависть к этой доброжелательной деревне, давшей ему разбогатеть. Он оказался крайне неблагодарным. В своих письменах волк начала делать откровенные провокации. К примеру, скажет, что мука сейчас исчезнет – и его читатели мигом несутся скупать муку, а потом жалуются, что 1) ее больше не стало в магазинах, 2) почему-то после конца этой массовой истерики, муку, видите ли, не берут в магазин обратно. Наемные рабочие-художники волка-в-овечьей-шкуре постоянно были в центре любой свары в деревне, чтобы зарисовать ее, а потом еще больше разжечь этими рисунками междоусобицу между жителями одной и той же деревни, бывшими без волка-в-овечьей-шкуре лучшими друзьями. Волк-в-овечьей-шкуре подрядился помочь заречным врагам деревни развалить деревню изнутри (враги использовали старый метод: разделяй-и-властвуй).

    В конце концов, начальник главного магазина в этой деревне, не выдержал и пожаловался на волка то ли самому председателю деревни, то ли главному волкодаву из мин.надписей (скромному сказочнику сие не ведомо). Думается, что главный волкодав из мин.надписей ранее не обращал большого внимания на надписи на песке – думал, что они слабы и немощны, ибо вода озера быстро смывает их, и на смену им постоянно приходят новые. Он обращал свое внимание больше на письме на бересте, да на сказителей голосом, или на тех, чье творчество можно было не только услышать, но и увидеть. Контроль за письменами на песке он, видимо, полностью доверил той почти главной собаке, не зная, что та уже давно снюхалась с волком в овечьей шкуре. В результате главный волкодав из мин.надписей нарычал как на волка в овечьей шкуре, так и на почти главную собаку.

    Волк в своих письменах на песке стал, боясь и повизгивая от страха перед волкодавом и председателем, наезжать прямо (критикой экономики) и завуалировано (сказочкой) на начальника главного магазина деревни, а также на самого председателя деревни.

    Кстати, то ли волк обладал еще и страшным колдунством, то ли еще что, но почему-то он стал невидимым для волкодавов из стражи деревни. Они делают вид, или действительно просто в упор не замечают вредительство волка в овечьей шкуре. Зато оплатили волку-в-овечьей шкуре создание участка с письменами на песчаном берегу для столичного отделения обычной стражи, а также самого главного участка с письменами стражи-безопасности всей деревни. Много воды утекло с тех пор, но начальника столичной обычной стражи председатель уже освободил от его должности…

    Скромному сказочнику не ведомо, как долго будет и далее мутить воду волк-в-овечьей-шкуре. Может быть волкодавы стражи наконец-то обратят свой взор на волка?


    Стас Аллов
    30.06.2011