Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Два сапога из «режимного ларца»

    Хорошо быть кошкою, хорошо – собакою, а еще круче иметь статус политэмигранта. Вот где разжиться можно. Все тебя жалеют и денег дают, только нытья не прекращай. На днях взахлеб рыдал из Швеции бывший капитан милиции Сергей Макар. «Из соображений личной безопасности» милиционер бросил беременную супругу и на коленях стал просить политического убежища. «Шведский стол» теперь залит крокодильими слезами. Макар уверяет, что у него мочи нет терпеть притеснения белорусских спецслужб.

    А причина всему юркий братец Игорек, которого оппозиция из «Алмаза» в 2006 году в охрану к экс-кандидату в президенты Козулину завлекла, а потом «кинула». И пришлось Макару, как предателю, от своих же сослуживцев за бугор прятаться.

    Все шесть лет его братец Сережка продолжал исправно служить Родине в ОМОНе, а потом в ОВД, несмотря на то, что «постоянно ощущал на себе давление спецслужб» по поводу брата. Либо плохо ощущал прессинг, либо давили слабовато – накипело у капитана милиции только к 2012 году. Прорвало его как раз за пару месяцев до появления на свет первенца и через две недели после «залета» шведских пилотов, что, наверняка и определило выбор страны для эмиграции.

    Короче, милиционер поступил «по-мужски», бросил супругу, так же как когда-то и его братец Игорек, оставивший свою семью в Беларуси. А для успокоения совести он затянул волынку про то, как в стране бюллетени на выборах фальсифицируются и оппозиционеры отлавливаются. В общем, известная песня многих белорусских политэмигрантов.

    Для поддержки версии брата-эмигранта в бой поднялся беженец Игорь Макар, высказавший настроения аж всей белорусской милиции с отставанием в шесть лет. Так вот, по мнению Макара, бежавшего за бугор первым, работников милиции «сегодня поддержит большинство граждан с условием того, что они будут просто уверены в своем будущем». Короче, такие, как братья Макаровы станут бороться за идею при условии ощутимой выгоды. В полк Бородача, как говорится, прибыли двое из «режимного» ларца – одинаковых с лица. В общем, два сапога – пара.

    Только что же будет делать капитан белорусской милиции Макаров в каком-нибудь шведском провинциальном городке? Он же ничего не умеет кроме как дубиною махать, да избирателей с площадей сгонять. На косметический завод Орифлейм дуболомов не берут, а полисменов для разгона митингов там и своих хватает.

    Вообще, странные, эти европейцы, противоречивые какие-то. У них дефицит специалистов умственного труда, а они каким-то специалистам по маханию кулаками убежище выдают. А ведь и слесарь белорусский может словцо крепкое сказать, да, видимо, для демократических утех оно не подходящее. Обладатели острого оппозиционного языка знают, как им правильно чесать, а главное кому. Поэтому-то и получают быстро статус политэмигранта.

    Способ трепа самый популярный среди представителей пятой колонны для отчаливания из страны. Если даже и почудилось легкое преследование – беги без оглядки, но не забывай после пересечения границы всем рассказать, что видел, как в Беларуси бюллетени для голосования вкидывали, и, как говорится, твой «статус в шляпе». А главное, что к нему жилье и пособие полагаются, а работа не бей лежачего. Знай себе повторяй «мантру», да только не сбейся в показаниях, а то лишат всех финансовых дотаций, да назад отправят. А по сожженному мосту идти очень опасно. Вот и приходится заводить по кругу одну и то же пластинку для покинувших родимую сторонку.