Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Демократическая опухоль

    Нефтяные компании всего мира и торговые партнеры Венесуэлы пристально следят за развитием событий в стране после смерти президента Чавеса. Республика занимает лидирующие позиции в мире по запасам черного золота, и от того, кто станет следующим главой государства, во многом зависит нефтяная политика Венесуэлы.
    Совершенно понятно, что США, как главный потребитель нефти желает заполучить все месторождения, тем более что они уже не раз пытались сделать это, за что, собственно, и оказались в личных врагах Уго Чавеса и всего венесуэльского народа.

    Коварное раковое заболевание среди глав Латиноамериканских государств с недавних пор стало печальной тенденцией. С онкологией борются бывший и нынешний лидеры Бразилии Лула да Силва и Дилма Руссефф, аргентинка Кристина Фернандес де Киршнер, экс-президент Парагвая Фернандо Луга, президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос, кубинский лидер Фидель Кастро…

    В схватке с «демократической опухолью» бился за жизнь и Уго Чавес. Совпадение? Сам лидер Венесуэлы вспоминал: «Фидель всегда говорил мне: «Чавес, будь осторожен. Эти люди развивают технологии. А ты такой беспечный! Следи за тем, что ешь, что тебе дают. Маленькая иголочка, и они могут ввести тебе все что угодно».

    Для многих людей, и не только венесуэльцев, эти разоблачительные слова покойного ныне президента Венесуэлы – вовсе не пустой звук, как отнеслись к ним в руководстве США. Вице-президент Николас Мадуро во всеуслышание заявил, что Чавеса убили. Такого же мнения придерживаются и видные политические деятели, чьи страны были союзниками Венесуэлы. Например, лидер КПРФ Геннадий Зюганов вообще предложил провести международное расследование обстоятельство смерти Чавеса. «Как случилось, что одновременно шесть лидеров латиноамериканских стран, которые предъявили претензии к политике США, пытались создать свой влиятельный блок, чтобы быть независимыми и суверенными, вдруг заболели одной и той же болезнью, какой болел и Чавес. Все это далеко не случайно», – заявил Зюганов журналистам.

    Предположениям находятся реальные доказательства. Когда еще близкие Уго Чавеса с надеждой говорили, что он идет на поправку, некоторые врачи, такие как Хосе Рафаэль Маркина, чье имя не сходило с газетных полос, с пеной у рта утверждал, что «агрессивный тип рака, который поразил Чавеса, неизлечим, и жить ему осталось два месяца». Откуда у доктора, который даже не был лечащим врачом венесуэльского лидера, не говоря о том, что он даже не живет в Латинской Америке и практикует во Флориде, столь точные сведения? Его прогнозы основывались, как он говорил, на информации из достоверных источников. Непонятно только, почему сами «источники» молчали, коль уже избежать трагедии было невозможно. Впрочем, лечащий врач Чавеса Сальвадор Наваретте, сбежавший сразу же после смерти президента, также вызвал к себе массу подозрений. Кстати, Барак Обама – один из немногих, кто не направил соболезнования венесуэльскому народу в связи с кончиной лидера.

    Слишком уж много странных совпадений, а если добавить сюда и более чем двадцатилетнее противостояние Чавеса с руководством США, вырисовывается определенная закономерность, на которой и основываются выводы Мадуро. Приватизацию государственных компаний, снижение инвестиций в социальные программы и полную свободу частного сектора преследовали США, добиваясь «демократических ценностей» на территории Венесуэлы при руководстве президента Переса. В то время, будучи уже не в силах проводить новые социальные реформы от МВФ, венесуэльцы просто хотели есть. С этим жизненным лозунгом люди выходил на улицы, попадая под пули режима, лояльного для США.

    С 1992 года офицер ВДВ Чавес пытался провести государственный переворот и освободить Венесуэлу от американского гнета. Первая попытка провалилась, а сам Уго Чавес оказался в тюрьме. Освободившись, Чавес не отступился от своих убеждений и основал «Движение пятая республика» с опорой на «боливарианские комитеты» бедных городских кварталов, ставших прообразом будущей «Социалистической партии Венесуэлы», подобно той, что создал Фидель Кастро на Кубе. В 1998 Уго Чавес был избран на первый президентский срок, и в Венесуэле началась эпоха «социализма XXI века», а Боливарианская республика показала зубы США.

    С приходом к власти Уго Чавес национализировал нефтедобывающую, металлургическую и цементную области производства. Выдворенными из страны оказались и частные американские компании, мечтающие применить в Венесуэле обкатанный латиноамериканский сценарий всеобщей приватизации. Президент Чавес отменил вступительные экзамены в ВУЗы и в несколько раз повысил стипендии, а также отказался от своего жалования, направив его на поддержание студенчества, чем завоевал любовь венесуэльской молодежи. Сегодня сто процентов детей Венесуэлы посещают школу, а неграмотных почти не осталось. В стране в несколько раз выросла рождаемость, снизилось количество бездомных и безработных. При Уго Чавесе Венесуэла полностью расплатилась с внешним долгом и сама стала серьезным кредитором.

    Но особый страх у США всегда вызывала именно смелая самостоятельная внешняя политика Чавеса, которую руководство Белого Дома не могло терпеть. Уго даже позволил себе вернуть в Венесуэлу 160 тонн золота из банков Европы и Федеральной Резервной Системы США, как полвека назад поступил Шарль де Голль, обвалив американскую банковскую систему.

    Пиком «великой любви» между руководством США и Чавесом стало присоединение Венесуэлы к странам ОПЕК и именно это, как утверждают эксперты, позволило организации диктовать свои условия на рынке, отодвинув нефтянку США на второй план. В 1999—2000 годах цены на нефть взлетели в несколько раз с отметки в 30 долларов за баррель. С 2000 года производство США пошло на спад, обрушились котировки ведущих компаний. Все это – стараниями Чавеса, устранившего разногласия между лидерами стран ОПЕК.

    А когда в 2001 году США вторглись в Афганистан, Уго Чавес запретил их военным самолетам использовать воздушное пространство Венесуэлы. После этого поступка Чавес стал братом исламского народа, как назвал его Махмуд Ахмадинежад, и заклятым врагом Соединенных Штатов.

    12 апреля 2002 года Чавеса свергли и арестовали в результате государственного переворота. Заговор организовали американские спецслужбы в сотрудничестве с недовольной «левой» политикой Чавеса олигархической верхушкой. Но венесуэльский народ спас своего лидера. Миллионы людей вышли на улицы Каракаса и потребовали восстановить порядок в стране, вернув законно избранного президента.

    Следующим «дружеским» актом со стороны США было введение эмбарго на поставку оружия Венесуэле. Тогда Чавес, заручившись поддержкой России, полностью отказался от американского вооружения. В 2005 году Венесуэла и Россия подписали соглашение о закупке 100 тысяч автоматов Калашникова. Для ВВС Венесуэлы 15 июля 2006 года был подписан контракт на поставку 38 российских военных вертолётов Ми-35 на $484 миллионов. А 17 июля 2006 года — контракт на поставку 24 истребителей Су-30МК2. «Зачем столько?» – с опаской задавалось вопросом руководство США. «Валите к дьяволу сто раз, вы, дерьмо американское! Отныне Венесуэла не одна — с нами Россия!» – красноречиво ответил Уго Чавес.

    Ко всем доказательствам лютой ненависти США по отношению к Уго Чавесу можно добавить якобы данное еще в 2009 году «добро» лидера Венесуэлы на размещение на своей территории российской военной авиабазы. Правда, тогда пресса писала, что все это – журналистская утка, а сам Чавес опровергал подобные выпады, но, видимо, даже такая шутка изрядно пощекотала нервы руководству Белого Дома.

    Многие факты свидетельствуют о том, что именно сам Чавес, а не Венесуэла, стал костью в горле США. По сути, Венесуэла с национализацией нефтяной отрасли и суверенной политикой не была так страшна Америке, как личность Уго Чавеса. Чавес был опасен для Америки как герой национально-освободительной борьбы, популярность которого росла с каждым днем, потому что он строил экономику исключительно в интересах развития страны, а не в пользу отдельных компаний.

    Политическая смелость, присущая Чавесу, нравилась международной общественности и крайне задевала руководство США. Не каждый лидер мог вот так запросто сказать американскому президенту в лицо все, что о нем думает. Видимо, эту дерзость Чавесу не смогли простить, выстрелив коварной болезнью в спину.