Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Армия Крайова и её «теория двух врагов»

Как польское подполье воевало с белорусским народом.

 

«…То, что произошло 22 июня 1941 г., следует рассматривать как исключительное счастье. Руки одного из наших врагов разят другого, а оба — победитель и побеждённый — истекут кровью, уничтожат и истощат друг друга…То, что случилось 22 июня, освобождает нас от призрака неравной схватки с Москвой на следующий же день после того, как рухнет рейх…»

 (отрывок из заявления Стронництво Народовэ)

 

Как известно, наши соседи за Бугом интенсивно реабилитируют участников Армии Крайовой. Сегодня нас (страны, входящие в прошлом в СССР), разгромивших гитлеровцев, покоривших практически всю Европу, нынешняя польская власть представляет чуть ли не агрессорами, а Германию показывает исключительно как жертву «советского империализма». Методам, с помощью которых влияют на общественное мнение, можно только удивляться. Но в истории нет сослагательного наклонения, ведь истина никогда не лежит на поверхности, её надо искать посередине…

Беларусь во Второй мировой войне… Тема эта освещена, пожалуй, со всех сторон, но в истории всегда происходят такие события, однозначную оценку которым дать невозможно. Их нужно и можно рассматривать с разных точек зрения. Одной из таких неоднозначных страниц в истории были боевые действия Армии Крайовой на оккупированной нацистами территории Беларуси.

Армия Крайова — это подпольная воинская организация, которая действовала на оккупированной Германией территории Польши и части территории СССР (на Украине, в Беларуси и Литве). Подчинялась она польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. В состав формирований АК входили как патриотические, демократические элементы, так и представители реакционных кругов. АК строилась на основе «надпартийности», теории «двух врагов» — Германии и СССР.

По замыслу эмигрантского правительства, в случае краха фашистского режима формирования Армии Крайовой должны были не только обеспечить их приход к власти, но и восстановление порядков и границ довоенной Польши в границах 1939 года. То есть, говоря простым языком, речь шла о простом и нехитром замысле: да, каждый поляк — солдат, но воевать ему (по крайней мере, в открытую) при этом вовсе не обязательно. Лучше и безопаснее наблюдать за боями со стороны, чтобы, когда всё закончится, «оприходовать» чужую победу.

armia-krajowa

Но война есть война. На территории, которые входили в сферу интересов Армии Крайовой, претендовали, кроме немцев, и другие бандформирования, например, украинские националисты — оуновцы. Они тоже считали эти территории «своими». Поэтому здесь подразделения АК  в ряде случаев вынуждены были вступать в контакт с советскими белорусскими партизанами против немецких гарнизонов. В то же время в северных областях  «аковцы» выступали против белорусских партизан вкупе с немецкими карательными частями. Конечно, Армия Крайова не ограничивала своё внимание только западными областями Беларуси, а стремилась распространить его и на другие территории. Так, диверсионные группы АК пытались контролировать движение транспорта на линиях и шоссейных дорогах Брест — Минск — Орша. Постепенно убийства и насилие со стороны АК приняли угрожающий характер. По методам и формам они стремительно приближались к оуновцам и бандеровцам на Украине и в Беларуси, крайне националистические позиции и террористические способы которых некогда осуждали и сами боевики АК.

В 1943 году произошёл окончательный разрыв отношений между СССР и польским эмигрантским правительством, что усилило тенденции к конфронтации АК с советскими партизанскими отрядами. Так, командование Армии Крайовой в октябре 1943 года утвердило план операции «Буря», который предусматривал захват территории Западной Украины, Западной Беларуси и Виленщины с тем, чтобы восстановить здесь прежние пропольские порядки. Захват должен был осуществляться только в момент отступления немецких войск (АК никогда не воевала в открытую и не рисковала).

После этого демарша, который ЦК КП(б) обозначил как «противоправное вмешательство в дела нашего государства», значительное количество отрядов АК было разоружено советскими партизанами. Те же формирования, которым удалось избежать разоружения, стали на путь соглашения с гитлеровцами, получили от них оружие и боеприпасы, после чего начали борьбу с советскими партизанами. На «боевом» счету этих отрядов немало жертв как среди партизан, так и среди мирных жителей. Подразделения АК на освобождённой белорусской земле развернули самый настоящий террор и диверсии в тылу Красной армии, нападали на военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, партийных, советских и комсомольских работников, активистов, простых граждан, поджигали общественные здания, грабили магазины и склады.

В ночь на 5 сентября 1944 года одна из частей Армии Крайовой под командованием печально известного Рагнера (Чеслав Заянчковский) в 14 км от Лиды взрывом повредила полотно железной дороги, а 6 сентября ими был подорван поезд. Только по установленным фактам в результате подрывной деятельности АК за вторую половину 1944 года  в западных областях БССР было совершено 222 террористических акта, 11 диверсий, 65 нападений на госучреждения и предприятия, 573 других активных бандитских проявления. За это время было убито 26 работников МВД-МГБ, 17 офицеров и 51 человек рядового состава Красной армии, 41 человек советского и партийного актива, 76 местных жителей. 23 человека было уведено бандитами. Кроме того, в боях при ликвидации банд наши потери составили 106 человек убитыми, 47 ранеными и 16 пропавшими без вести. Многочисленны акты расправы «аковцев» с белорусским населением и в годы войны, и особенно после освобождения её от гитлеровцев. Они люто расправлялись с жителями западных районов республики, расстреливали и пытали советских активистов, учителей, врачей, специалистов сельского хозяйства…

Czesław-Zajączkowski

Второй слева — Чеслав Заянчковский

Однако в результате разгрома банд и ареста многих главарей, а также значительного количества участников «АК» удалось значительно снизить активность бандитизма, среди личного состава «АК» начались разброд и шатания, и в 1945 году бригадный генерал Окулицкий отдал приказ о роспуске Армии Крайовой, освободив тем самым её членов от принятой присяги. Но на самом деле это был лишь формальный акт: «АК» хоть и считалась распущенной, но не прекращала своей вооружённой и диверсионной борьбы. Они лишь в некоторой степени видоизменили формы этой борьбы, продолжая оставлять кровавый след на белорусской земле.

За 1944-1947 годы бандгруппами «АК» было совершенно 575 террористических актов, 39 диверсий, 252 нападения на государственные учреждения и предприятия, более 730 других враждебных проявлений. За эти годы от рук польских националистов погибло 96 работников МВД-МГБ, 25 офицеров и 82 сержанта, рядовых войск МВД и Советской армии, 290 человек партийно-советского актива, 1031 гражданин. 166 человек получили ранения, 37 были уведены бандитами.

В состав действующих банд тех лет входили не только «аковцы», но и другие враждебно настроенные к Советам элементы: дезертиры, уголовники, бывшие полицейские, все те, кому нормализация жизни на многострадальной белорусской земле была не по нраву. Борьба с ними на территории западных районов Беларуси продолжалась ещё долго. Как показывают исследования Е. Семашко, выстрелы раздавались даже в 1954 году, лилась кровь ни в чём не повинных людей.

Все эти примеры и факты были приведены не для того, чтобы бросить тень на белорусско-польские отношения или очернить тех поляков, которые действительно боролись против гитлеровских захватчиков. Но нынешней Польше не стоит также забывать слова Уинстона Черчилля, сказавшего, что «Без русских армий Польша была бы уничтожена, а сама польская нация стёрта с земли». В подавляющем своём большинстве не были участники Армии Крайовой освободителями и героями. Не были, и всё тут. Говоря об их деятельности, невозможно обойтись только чёрными красками для врагов и белыми красками для своих.

Удивительно, что сегодня, когда нет запретных тем и раскрыты многие архивы, кому-то по-прежнему предпочтительна история в чёрно-белых тонах. Те, кто совсем недавно был «союзником», становятся «большевистским быдлом» и «палачом из НКВД». А тот, кто сотрудничал с гитлеровцами, — цветом нации только потому, что противостоял Советам. Именно такой взгляд на историю сейчас в большом ходу в Польше, которая пытается превратить преступников от «АК» в истинных героев, навязывая эту абсурдную мысль Беларуси.

И главное, что тут нужно понимать, так это то, что польские фронты «АК» на «восточных окраинах» рассматривали евреев, украинцев, литовцев и белорусов исключительно как врагов, придерживаясь очень простого постулата: «завоеватели интересуются не властью над территорией и народом, а властью над территорией, освобождённой или постепенно освобождаемой от народа».

sonar2050.org

2018-04-28читать далее

Белорусская АЭС и истерика оппозиционной шляхты

Белорусская АЭС и истерика оппозиционной шляхты 

В сети Интернет появилась информация о якобы произошедшем инциденте на территории строительной площадки Белорусской АЭС.

Сообщалось о неком “большом пожаре” в электрощитовой аварийной системы защиты реактора, который произошел при проведении испытательного запуска оборудования аварийной системы защиты реактора и причинил значительный материальный ущерб. Это не проверенная и никем не подтвержденная информация поступила от члена “Объединенной гражданской партии” господина Уласевича. Активист ОГП поделился уникальными подробностями “происшествия”, по его словам щитовая “полностью выгорела” и после происшествия ее полностью отремонтировали и оснастили новым оборудованием, однако “последствия возгорания устраняют до сих пор”. Удивительные подробности для стороннего наблюдателя, наводящие на мысль, что он, возможно, сам и организовал этот липовый пожар в информационном поле. Ради чего? Безусловно, не ради оповещения общественности, а только ради дешевого самопиара.

Такое впечатление складывается, прежде всего потому, что “возгорание” со слов Николая Уласевича произошло аж 17 февраля, но сообщить об этом инциденте, он отчего-то решил только сейчас. Что же заставило антиядерного активиста (как Уласевич сам себя называет) столь долго хранить интригующее молчание, наплевав на свою антиядерную гражданскую позицию? Ответ напрашивается сам собой. Эта “горячая новость” появилась в сети Интернет как раз накануне пресловутого “Чернобыльского шляха” и получается, что Уласевич приберегал ее как раз на такой случай. Чтобы, так сказать, был повод предать заранее провальному мероприятию некий вес и значение. Ведь теперь появился дополнительный повод против чего бастовать на Шляхе.

Между тем, информация (непроверенная и неподтвержденная) почти трехмесячной давности, выеденного яйца не стоит. БелАЭС и Министерство энергетики уже прокомментировали данный “инцидент”, сообщив, что 17 февраля 2018 года в 13:20 произошло короткое замыкание на временном силовом кабеле, обеспечивающем электроснабжение башенного крана и проложенном на наружной бетонной стене одного из строящихся зданий. В результате короткого замыкания произошло повреждение изоляции кабеля. Никакого возгорания не было.

Кроме того, данное происшествие давно было расследовано генеральным подрядчиком с участием МЧС в установленном порядке. В связи с появившейся дезинформацией РУП “Белорусская АЭС” сообщила: “Информация о якобы “большом пожаре” с повреждением значительного количества дорогостоящего оборудования не соответствует действительности. Никаких работ по испытательному запуску оборудования аварийной системы защиты реактора не проводилось. Системы безопасности энергоблока в настоящий период находятся на стадии монтажа”.

Так что, сенсация не удалась. Да и то сказать – кабель к крану закоротило. Какое страшное ЧП…

И стоит ли удивляться активности оппозиционной тусовки в демонизации строящейся АЭС? Совершенно очевидно, что Литва, лишив себя промышленности и трети населения, крайне заинтересована в разрушении экономики белорусской.

Интересно, почему у наших борцов не возникает вопросов к АЭС Украины, Чехии или Венгрии, которые позволяют развивать свою промышленность и экономику, которые построены еще в советские времена.

Складывается стойкое впечатление, что оппозиция больше заинтересована в разрушении нашей экономики, чем в процветании белорусского народа.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов, dal.by

2018-04-27читать далее

Почему Литва скрывает аварии на своей АЭС и шумит по поводу белорусской?

Почему Литва скрывает аварии на своей АЭС и шумит по поводу белорусской?Двойные стандарты. Именно таким образом можно охарактеризовать подходы, которые политическое руководство Литвы использует в отношении белорусской программы по развитию атомной энергетики.

Причем порой здесь все доходит до невероятного абсурда и откровенной лжи.

Достаточно вспомнить, что даже неправильно поставленная секция забора вокруг БелАЭС вызывает в литовском политическом бомонде приступы истерии. В тоже время, руководство Литвы буквально слепнет и старается не замечать, если на той же Игналинской АЭС происходят куда более серьезные происшествия. Например, когда в конце декабря 2017 года в ходе проведения “горячих” испытаний и переноса радиоактивных отходов из старых хранилищ произошло ЧП, в результате чего был зафиксирован повышенный уровень фоновой радиации. Тогда Министерство энергетики Литвы сделало удивленное лицо и устами своего пресс-секретаря заявило, что в ходе испытаний были выявлены “определенные процессуальные недостатки”, ну а радиационный фон, само собой, при этом не изменялся. Отсутствовала информация о происшествии и на сайте литовской Государственной инспекции по безопасности атомной энергетики (ГИБАЭ), не говоря уже про сайт самой Игналинской АЭС. Хотя все, расположенные поблизости дозиметрические станции показали повышенный радиационный фон.

Показательна тогдашняя реакция главы литовского МИДа ЛинасаЛинкявичюса, который после вручения белорусской стороной ноты протеста, заявил, что это было сделано намерено (!), что это мол “ответ на претензии Литвы по поводу инцидентов во время строительства БелАЭС”.

“Они получили хороший повод отыграться в пропагандистском поле, возможно, они хотят представить ситуацию на равных, как будто и мы – такие же, как и они, хотя это неправда”, – попытался оправдаться глава литовского внешнеполитического ведомства. Впрочем, к огорчению ЛинасаЛинкявичюса, который так старался обелить официальный Вильнюс, настоящая правда вскоре всплыла наружу. И рассказал ее директор Игналинской АЭС ДарюсЯнулявичюс, который на момент инцидента руководил станцией. По его словам, в ходе испытаний нового комплекса по хранению радиоактивных отходов, действительно был выявлен повышенный радиационный фон.

“После выявления повышенной радиоактивности подрядчик и заказчик ищут соответствующее технологическое решение (…). Возможно, потребуется дополнительная защита для тех контейнеров во время транспортировки и хранения, однако это разрешимо”, – заявил в своем интервью Янулявичюс.

Получается, что власти Литвы сознательно попытались скрыть от международной общественности сам факт чрезвычайного происшествия. А это уже грубое нарушение принципов и норм международного права в сфере обеспечения ядерной безопасности. Такая же двуличная позиция официального Вильнюса проявилась и в начале апреля нынешнего года, когда на Игналинской АЭС произошел очередной инцидент, связанный с обработкой отработанного ядерного топлива. Причем данное ЧП снова было связано с подъемными механизмами – как и в конце 2017 года. Единственное отличие состояло в том, что информация о нештатной ситуации все-таки появилась на сайте электростанции. В сообщении говорилось, что в воскресенье, в 18 часов 40 минут во время обработки отработанного ядерного топлива в горячей камере 2-ого блока часть одной сборки отработанного топлива отцепилась от используемого подъемного механизма и осталась на дне горячей камеры.

“Радиационный фон не изменился, фактов влияния на ядерную безопасность не установлено, никто из работников не пострадал” – указывалось в сообщении. В нем также подчеркивалось, что информация о происшествии была передана в Государственную инспекцию по безопасности атомной энергетики Литвы. Однако, отрицая повышение радиационного фона, представители станции одновременно сообщили, что “в ходе проведения горячих испытаний выяснилось, что радиоактивность небольшого количества радиоактивных отходов, накопленных в ходе эксплуатации Игналинской АЭС и размещенных в старых хранилищах, превышает расчетные значения используемой радиоактивности”. То есть, получается, что радиоактивный фон все-таки повышался? Ответ на этот вопрос также повис в воздухе, потому что официальный Вильнюс снова же хранил полное молчание.

Из всей этой ситуации можно сделать только один вывод – при помощи откровенной лжи, инсинуаций и передергивания фактов, власти Литвы развернули настоящую дипломатическую и информационную войну против строящейся БелАЭС. При этом литовский политический истеблишмент абсолютно не обращает внимания на гарантии безопасности, которые дает лично директор МАГАТЭ и запугивает соотечественников “вторым Чернобылем”, называет белорусскую электростанцию “ядерной бомбой у границ Литвы” и т.д. Впрочем, за всеми этими баталиями от мировой общественности скрываются факты чрезвычайных ситуаций на самой Игналинской АЭС. А ведь эта электростанция находится всего в нескольких километрах от белорусской границы и соответственно представляет реальную опасность для Беларуси.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов, dal.by

2018-04-27читать далее

Бандеровский каминг-аут в оргкомитете столетия БНР


Оппозиция продолжает подготовку к столетию БНР, сверяя часы по белорусской власти. Поддержат ли? Протянут ли руку помощи? Помогут ли добрым советом?

На эти и другие вопросы ищет ответы оргкомитет праздника — ум, честь и совесть нашей гниловатой эпохи. Но получилось, как в анекдоте про автомат Калашникова — вместо БНР со дна опять всплыл Бандера и прочий украинский шлак.


Подробно о действиях оргкомитета БНР рассказывает его член Игорь Ляльков, герой сегодняшней публикации.

Судя по интервью, главная головная боль оппозиции — что 25 марта скатится в дежурную акцию протеста, если Коля Статкевич опять поведет за собой «расширять зону свободы». Это он уже делал, когда в 2016 году с его подачи по Минску бродило аж две колонны протестующих вместо одной. Кроме того, Николай выходил и на 3 июля в 2017; так что повод для него — штука вторичная, подойдет и Новый год, и восьмое марта.

Поэтому основная задача стоит так: как объединить всех, если Коля будет перетягивать одеяло.

Вторая задача — вовлечение системных сил: Ляльков рассказывает, что оргкомитет БНР проводил встречи в МИД, администрации президента, ждет приема в Минкульте. При этом сам Ляльков проговаривается, что абсолютное большинство граждан знать не знают о грядущем всенародном празднике, а ведущий Лукашук иронично высказывается о взглядах населения: «25 сакавіка апазіцыянеры нешта муцяць, іх за эта б’юць».

Чтобы «не били» — дело за малым. Темное и несознательное население нужно убедить в том, что мы — ну то есть они — не немецкие пособники, не фашисты, не бандеровцы, а силы добра и луч света в совковом царстве. И что наконец-то наступил праздник на нашей улице.

Но случился не праздник, а очередной косяк.

9 февраля в Киеве состоялось знаменательное событие — пятые Бандеровские чтения, на которых тот же член оргкомитета БНР Ляльков представил Беларусь (на фото он говорит приветственное слово от белорусских братоў):

Из первоисточника:

V Бандерівські читання відбулися 9 лютого, у Колонній залі Київської міської ради. У межах заходу цінними призами нагородили молодих науковців — переможців Всеукраїнського конкурсу есе, а родичі Лицарів ОУН і УПА отримали Хрести заслуги, якими ще у 1940-1950-х роках нагородили їхніх предків-повстанців. Під час Читань десятки політиків, науковців, політологів, дипломатів, філософів, студентів та ветеранів російсько-української війни взяли участь у трьох дискусіях, присвячених напрацюванню ефективної геополітичної стратегії України.

Судя по опубликованной программе чтений, Игорь Ляльков выступал по Беларуси и рассказывал о том, как русский мир захватывает хрустальную республику. У Игоря это любимая тема: если набрать поиск, в гугле сразу же вылетают его многобуквенные доносы на российских агентов влияния в «Нашей ниве» (больше, видимо, никто не взялся это печатать).

Качество этих «расследований» — так себе, как и большая часть оппозиционной писанины на тему контрразведки. Очевидно и то, что Игорь Ляльков несколько зарвался, обижает хороших людей.

Его коллегу по движению — Вячеслава Сивчика (еще одного члена оргкомитета БНР), тоже пригласили на бандеровские чтения. Но на фото его нет, видимо, хватило ума не пойти — либо Николай Статкевич не дал добро, чтобы не подставлять БНК.

Как видим, в списке выступающих — лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок, глава Нацкорпуса Андрей Билецкий, руководитель «Правого сектор» Андрей Тарасенко, лидер «ДИЯ» Дмитрий Ярош, руководители ОУН Богдан Червак и Стефан Романив. Конечно, наш Сивчик в этой кампании выглядит бледно. Однако именно он был заявлен главным белорусским гостем, а Ляльков, похоже, выступил вместо него.

Может, Вячеслав Сивчик заболел? Но нет. Он в эти дни тоже посетил Киев, но к бандеровцам не пошел. На фото он с Игорем Ляльковым обсуждает мероприятия к столетию БНР в украинской столице. Увы, все по-бедному, пафоса не хватает.

Что их объединяет, помимо 100-летия БНР? Суть в том, что Ляльков занимает пасаду международного координатора в движении «Разам». А ранее этим «Разам» кировал Сивчик, который сейчас числится в БНК у Статкевича (вот он красиво отдыхает на фото).

О причинах кадровых перестановок в «Разам» мы можем только догадываться, но проблема, скорее всего, в грантовой отчетности. Если, к примеру, вы взяли деньги и не отчитались, то организация попадает в черный список доноров, и в этом случае обычно меняют руководителя, чтобы из этого списка выйти. Но не суть.

Интереснее, что в «Разам», которое возглавляют эти хлопцы, наблюдается дичайшее двоемыслие.

Вот, к примеру, их активисты развернули бело-красно-белый флаг в Хатыни, оригинально почтив память жертв украинского батальона. Хотя то, что руководитель зажигает в Киеве с бандеровцами, их не смущает.

По фото отчетливо видно, что сама организация массовая и мощная. Тем не менее, все эти люди считают, что вправе навязывать обществу некую точку зрения, и через оргкомитет протаскивать во власть — что? Личные симпатии? Личные обиды? Причем для веса это подается через некую фиктивную структуру, которая в Беларуси не зарегистрирована — и таких структур в оргкомитете БНР больше половины.

Напомним, что с Бандерой у наших националистов тянутся старые проблемы. Первый раз этот воен УПАчки появился на столичных улицах 25.03.2014, с подачи «Молодого фронта».

И по нашим сведениям, лидер БНФ Алексей Янукевич тогда был против. Алексей умен и достаточно осторожен, любит самолеты и авиасалон Ле-Бурже, а вот радикалов и нациков не любит. Но МФ, конечно, старших товарищей не послушал, и, как следствие, их растяжка с Бандерой-Шухевичем четыре года подряд не сходит со страниц сайтов в качестве иллюстрации к любой статье про белорусских радикалов (не исключая и эту). Нанесли имиджевый удар по друганам? Безусловно. А надо думать головой.

Нам же надо понимать, что за легализацией любых подобных инициатив потянется цепочка грязи и вопросов к оппозиционным фигурам-инициаторам. Кто и как сует нам подобные праздники — отчетливо видно по портретам Бандеры и по тому рукопожатому статусу, который они имеют в глазах нынешних украинских националистов. Скажи мне, кто твой друг (а потом скажи «героям слава»).

Теперь вернемся к БНР.

С подачи «Нашей нивы» речь пошла чуть ли не о том, что на съезде «Белой Руси» обсуждали, как отмечать ее столетний юбилей. Но сколько не говори «халва», слаще и приятней не становится — на самом съезде ничего подобного не было и близко. Журналист НН бегал за Кочановой, чтобы вытащить обтекаемый комментарий, а далее новость разошлась по СМИ.

Никакого «запроса общества» и «понимания власти» тоже нет — есть запрос двух-трёх сайтов и трёх-четырёх тусовок, а также их многословные рассуждения и интерпретации.


Именно так работает нынешняя схема националистов: пролезть во власть хоть как, мытьем-катанием, выдать шило за мыло, мыло — за тол, и так далее по цепочке. Причем в цене не политические структуры, а информационная работа с населением. Типа — мы свои, имеем аудиторию, робим белорусскую справу и даже поможем решить вам (власти) некие задачи. Делается все это под песни об укреплении суверенитета и с очевидным намеком на российскую пагрозу.


Весь этот хитрый подход националистов наглядно иллюстрирует старый анекдот про Шарика:

Собрались животные на скотном дворе и обсуждают свою судьбу. Коровы говорят: уходить надо, пока целы. Крыша у коровника худая, дождём так и заливает. Лошади: корма нормального нет, солома вся гнила. Невозможно так дальше жить, сматываться нужно. Остальные животные: да, да, уходим, сколько можно терпеть! Собрались и пошли. Шарик сидит на месте. У него все спрашивают: ты чего сидишь? Пошли с нами. Шарик: да нет, у меня тут перспектива есть! Животные: какая перспектива?? Шарик: я тут слышал, как хозяйка хозяину говорила: «Если так дела и дальше пойдут, то всю зиму у Шарика со…ть будем…»

Зима, правда, не наступает, но Шарик гавкает звонко и на перспективу — очевидно, с подачи некоторых уже бывших руководителей.

Именно для того, чтобы Шарик гавкал правильно, все, кто пасутся в Украине, будут под колпаком. Что они там делают и с кем — их личное дело лишь до тех пор, пока они не полезли обратно со своими советами. Читайте Бандеру, чао.

https://imhoclub.by
2018-03-21читать далее

Некляев и Статкевич приняли участие в шествии под лозунгом «Литва для литовцев» 45

 Наша Нива

В традиционном шествии в Вильнюсе, которое прошло 11 марта под лозунгом «Литва для литовцев», участвовали белорусские политики Николай Статкевич и Владимир Некляев, пишет Радио «Свабода».

Некляев даже выступил на митинге на Лукишской площади — прочитал фрагмент своей поэмы «Полонез», где рефреном звучало слово «Литва».

Delfi.lt

В шествии, которое началось от площади Гедимина и завершилось митингом на Лукишской площади, приняли участие более тысячи человек. Выступали на митинге представители украинских партий «Свобода», «Правый сектор», «Национальный корпус». Среди выступающих был и Майк Мюллер — региональный лидер молодежного крыла ультраправой Национал-демократической партии Германии, которую иногда называют правоэкстремистской и неонацистской.

 

 

Некляев: «Я не ввязывался в политические споры, а ответил стихами»

Владимир Некляев в комментарии Радио «Свабода» отметил, что они со Статкевичем участвовали не только в Марше правых, но и в официальных мероприятиях, организованных правительством 11 марта. Поэт говорит, что этот марш организовал «Саюдис». Протестировали на нем и против строительства Белорусской АЭС в Островце, недалеко от границы с Литвой.

«Когда стало понятно, что интонация митинга «скатывается» в крайний национализм «Литва для литовцев», а мы стоим на месте, где повесили Кастуся Калиновского, и Вильнюс — столица не только для литовцев, но город дорогой для нас, белорусов, я вышел к микрофону, напомнил о нашей истории, об отношениях Беларуси с Литвой и Польшей.

Я решил не ввязываться в политические споры, а ответить метафорой. Я прочитал отрывок из поэмы «Полонез». Присутствующие реагировали довольно забавно. Там несколько раз повторяется слово «Литва». Когда я произносил «Литва», люди аплодировали, а я читал о Беларуси, о нашей истории, о нашем государстве! Это была одна из лучших моих метафорически придумок», — убежден Владимир Некляев.

Представляя белорусских политиков Владимира Некляева и Николая Статкевича, ведущий митинга в Вильнюсе отметил: «Кровь представителей этого народа, белорусов, лилась и на этой площади, на Лукишках».

 

 

Статкевич: «Мы не выбирали идеологических расписаний, нас интересовало, как люди празднуют»

Николай Статкевич подтвердил, что они с Некляевым действительно приезжали в Вильнюс посмотреть, как проходят торжества, поздравить литовский народ с его праздником.

«Мы не обращали внимания на то, какие политические, общественные силы организуют шествия, митинги. Нас интересовало, как люди празднуют, сколько людей приходит, что делает полиция. У нас было поздравление от Белорусского национального конгресса. Также посмотрели, как там организованы праздничные шествия.

Я понимаю, что накануне 25 марта на организаторов праздничного шествия выливается по любому поводу и без повода куча грязи. Но что касается участия в шествии правых националистов в Вильнюсе, мы не выбирали неких идеологических расписаний», — объясняет Николай Статкевич.

Адамкович: «Появившись на марше националистов, белорусские политики играли с огнем»

Председатель Общества белорусской культуры в Литве Александр Адамкович говорит, что участие белорусских политиков в шествии правых националистов осталось почти незамеченным, без широкого обсуждения в кругу вильнюсских белорусов.

«Но от себя скажу, что такого уровня политикам следует быть более осторожными — и в высказываниях, и в участии в таких маршах.

Присутствовавшая на митинге публика не поняла, что Некляев имел в виду. Некляев имел в виду, что Литва — это Беларусь, а народ думал и воспринимал под словом «Литва» литовское государство. Потому что когда Беларусь называют Литвой, литовцев это очень обижает. Появившись на марше правых националистов, белорусские политики играли с огнем. Я вообще считаю, что марши националистов — это внутреннее дело Литвы и литовцев, и мы, белорусы, не должны в этом участвовать», — убежден Александр Адамкович.
https://nn.by/?c=ar&i=206167&lang=ru

2018-03-14читать далее

Германо-польская ориентация идеологии БНР

Германо-польская ориентация идеологии БНР


Для того чтобы оценить роль Белорусской Народной Республики в становлении национального самосознания и национальной государственности, вполне достаточно подлинных исторических фактов. Все они зиждутся на германской и польской ориентации лидеров БНР, а также на отрицании исторического значения Октябрьской революции и противопоставлении белорусов и русских.

Однако, несмотря на это неприятие, истоки БНР все же кроются именно в революционных потрясениях 1917 года. После свержения Николая II в России и Беларуси получили свободу все политические партии и организации. После того, как было провозглашено право наций на самоопределение ЦБР (Центральная рада) и БОК (Белорусский областной комитет) созвали в декабре 1917 года Всебелорусский съезд для решения вопроса «о краевой власти». Основными докладчиками были Евсей Канчер и Язэп Воронко.

Воронко выступал за немедленное объявление БНР, независимое и лишь союзное с Россией государство. Канчер – за такую республику, которая будет находиться в составе России. 18 декабря 1917 года на тайном заседании некоторых участников съезда было принято постановление, которым Совет старейшин съезда преобразовывался в Совет съезда, т.е. орган власти. Это решение, даже с натяжкой нельзя считать законным, поскольку его мог принимать только съезд, а не группа делегатов. 19 февраля 1918 года, после срыва мирных переговоров в Бресте, началось новое наступление германских войск. 21 февраля Совет съезда обнародовал Уставную грамоту, в которой «объявил себя временной властью Белоруссии, приступившей к управлению краем и к скорейшему созыву Всебелорусского учредительного собрания». Эту власть, по замыслу съезда, должен был возглавить Народный секретариат, а его в свою очередь, возглавил Язэп Воронко. 19 марта была упразднена Рада съезда и вместо него создается Рада Белорусской Народной Республики. Взамен же Рады учреждается президиум Рады БНР в составе председателя Ивана Среды, заместителя председателя Язэпа Воронко и Томаша Гриба.

В ночь с 24 на 25 марта (отсюда у оппозиции и День Воли) принимается 3-я Уставная грамота, в которой говорилось: «Год назад народы Белоруссии вместе с народами России сбросили ярмо российского царизма…Сейчас мы, Рада Белорусской Народной Республики, скидаем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, которое насильно накинули российские цари на наш вольный и независимый край. С этого времени БНР провозглашается независимым и вольным государством». Документ был принят большинством с перевесом лишь в несколько голосов и противоречил воле Всебелорусского съезда, выраженной ее делегатами. Съезд единогласно высказался против отрыва Беларуси от России. Выражая протест решению съезда, из Рады БНР ушла земская и городская группы. Дальнейшие события не заставили себя долго ждать.

Нельзя считать случайностью, что сама БНР была провозглашена в период немецкой оккупации Беларуси, так как она рассчитывала на «дружбу с Германской империей». Поэтому 25 апреля 1918 года появилась на свет знаменитая телеграмма кайзеру Вильгельму. В ней говорилось следующее: «Рада Беларускае Народнае Рэспублікі як выбраная прадстаўніцтва Беларускага народу звяртаецца да Вашае вялікасці са словамі глыбокае падзякі за вызваленне Беларусі германскімі войскамі з цяжкага чужога ўціску, гвалту і анархіі. Рада Беларускае Народнае Рэспублікі дэкляравала незалежнасць цэлае і недзялімае Беларусі і просіць Вашу Вялікасць абараніць у яе дасягненнях да ўмацавання дзяржаўнае незалежнасці і недзялімасці Беларусі ў хаўрусе з Германскай імперыяй. Толькі пад абаронай Германскае Дзяржавы бачыць Рада добрую волю сваёй страны ў будучыне».

Из этой телеграммы руководства БНР ясно все – и политическое лицо, и внутреннее содержание рады БНР. Это было одно из прошений в череде многих. С просьбой официально признать БНР руководство оного обращалось к Франции, Англии, Литве, США, Финляндии, Польше. Не успели как следует высохнуть чернила на послании кайзеру, как «правительство» БНР стало просить о признании панско-шляхетскую Польшу, «обещая подчинить пилсудчикам Белоруссию в виде протектората со статусом автономии». 15 сентября 1920 года «правительство» БНР обратилось с письмом к Мирной конференции в Париже с очередной просьбой «внять мольбам» белорусского народа и помочь ему «в борьбе с большевистской оккупацией». Кроме этого были обращения в Генуэзскую конференцию. Просьба пересмотреть вопрос о Рижском мире и признать БНР даже не был вынесен на обсуждение конференции…

Все оказалось тщетным, потому что Рада БНР не имела главного – поддержки собственного народа. Изначально она просила помощи у немецких оккупантов. Последние, в свою очередь, в это время грабили народ, отнимали у него скот, хлеб и имущество, сажали в тюрьмы и публично пороли, расстреливали бунтовщиков. А «власть» БНР в это время призывала не на борьбу с захватчиками, а на союз с ними. Поскольку пресловутая телеграмма кайзеру принималась в тайне, известие о ней произвело эффект разорвавшейся бомбы.

«После того, как Рада БНР…дошла до позорной телеграммы – писал Федор Турук, – начался в ней раскол и распад».

Итак, правительство Германии отказалось признать власть БНР (немцы обязывались не признавать никаких новых государств, провозглашенных после Брестского договора). Интересно, в связи с этим признание одного из «председателей» правительства БНР Александра Цвикевича. В 1918 году он написал следующее: «Оккупационные войска в скором времени заявили, что они не могут допустить сосуществования рядом со своей властью – власти белорусской. В результате такого заявления, сделанного, кстати сказать, в весьма резкой и даже грубой форме, Народный секретариат должен был отказаться от функций власти, оставшись вместе с исполнительным комитетом политическим центром, объединяющим и организующим общественную жизнь Белоруссии и по мере сил и возможностей отстаивающим ее интересы».

Так была ли БНР государством? Видимо, все-таки нет. Каковы признаки государства? Прежде всего – это наличие реальной власти, которая опирается на особый государственный механизм и имеет аппарат для управления и принуждения к исполнению законов и постановлений, принимаемых как верховной, так и местной властью. У БНР всего этого не было, как и не было наличия территории и ее границ. Рада, правда, декларировала территорию, но пограничного размежевания с соседними государствами и своей пограничной службы не имела. А без армии, без полиции, государство не существует. Что касается БНР, то у нее не было даже своего часового. Не было у Рады и своего дома, а были лишь те помещения, занять которые им позволяли оккупационные власти. Нет, они конечно предпринимали отдельные попытки: были приложены усилия по созданию пехотного полка и кавалерийского эскадрона. Однако пришедшие на смену немцам поляки тут же их разоружили. Судебной системы в БНР не было. Финансовой, налоговой – тоже. Наконец, в БНР даже не было Конституции. При отсутствии этих атрибутов можно ли считать БНР государством???

Очевидно, что все-таки нет…12 октября 1925 года в Берлине на совещании Рады БНР ее представители, включая упомянутого выше Александра Цвикевича, признали полное банкротство своей борьбы против Советской власти, объявили о самороспуске «правительства» БНР и заявили в постановлении, что «Сознавая, что власть крестьян и рабочих, установленная в Советской Белоруссии, действительно стремится к возрождению белорусского народа, его культуры, экономики и государственности, что Советская Белоруссия есть единая реальная сила, способная освободить Западную Белоруссию от польского ига, конференция постановила прекратить существование правительства БНР и признать Минск единым центром национально-государственного возрождения Белоруссии».

2018-03-10читать далее

Статкевич опасен. Не для власти – для Беларуси

 belnovosti.by

Взгляд на события прошлого, приверженность тем или иным историческим оценкам – это одна сущность. Провоцирование жестких столкновений демонстрантов с омоновцами, создание «красноречивой» картинки как самоцель – это уже нечто совсем иное.

Негибкость, недальновидность, тупое использование дремучих политических трафаретов, бытовая кухонная ярость в отношении всего советского – это пока что очень трудно поддающиеся излечению недуги белорусской оппозиции и части общества, то есть тех людей, которые способны различать только два цвета – белый и черный. Но вот вроде бы пробился лучик света – есть возможность спокойно, без милицейских кордонов и прочей подобной атрибутики провести 25 марта митинг и концерт в честь 100-летия Белорусской Народной Республики. Так нет же, появляется уличный «святорусский богатырь» Статкевич, который на самом деле опошляет идею и низводит ее до уровня фарса. Ему власть как бы и говорит: «Иди и митингуй себе на здоровье». А тот кривляется перед властью: «Вот он я перед тобой. Ну, ударь меня, ударь! Что, слабо?»

Это даже не фарс. А политический фарш в лице господина Статкевича. Кому от его ужимок станет лучше? Наверное, только ему самому. Вот и приходится апеллировать к сознанию. Нет, не Статкевича. Он все прекрасно понимает и отрабатывает собственный сценарий, преследует личную цель. Ему уличное спокойствие смерти подобно. А пробиться надобно бы к сознанию той части общества, которая по мановению дирижерской палочки Статкевича готова впадать в раж «святой борьбы с режимом» и тупо переть на выставленные омоновцами щиты.

Надо все-таки попытаться объяснить участникам этого крестового похода, что, наверное, все-таки большая часть населения Беларуси взросла на традициях страны, которая по историческим меркам существовала буквально вчера. Огромному количеству людей близки духовные ценности Победы, Дня освобождения от немецко-фашистских захватчиков. А вот Белорусская Народная Республика – это пока в диковинку. Что сие, с чем его едят? Вроде бы независимое государство, а может, и не вполне самостоятельное; то ли созданное, то ли все-таки не сформированное до конца в промежутке между немецкими войсками и зарождающейся Красной Армией большевиков. Кратчайший отрезок времени, чью суть сегодняшним белорусам предлагают сделать святыней. Вместо 9 Мая и 3 Июля? Сомнительная замена. Ну, хорошо, надо уважать свою историю. Но причем здесь потасовки с омоновцами? Белорусская Народная республика – это пока нечто, что белорусам предстоит еще попробовать на зуб. И не за один присест. Они и попробуют. И будут знать. И быть может, помнить и уважать, как неотъемлемую часть истории Отечества. Но при одном условии – если статкевичи не ворвутся с улицы и не изгадят праздник.

У белорусов судьба такая – иметь в замесе прошлого пять «ингредиентов»: древнерусскую составляющую, польско-литовскую, российскую, советскую и свою собственную. Ныне создается (точнее уже создана!) новая Беларусь. Совершенно очевидно, что за тысячу лет подлинная независимость на берегах Западной Двины, Днепра, Буга, Припяти, Свислочи, Немана наступила только сегодня, здесь и сейчас. Такой мощной духовной и материальной основы настоящего суверенитета, какую имеет современная Беларусь, у нашего народа никогда раньше не было!

Борцовский пафос статкевичей слишком мелок и смехотворен. Ах, Моська, знать, она сильна…

Впрочем, Статкевич и не думает завалить «слона». Ему бы только потявкать, свару затеять, дать обильную пищу плотоядным журналистским камерам.

И что в итоге? Сто лет не знали белорусы про БНР и еще столько же не будут знать, если сейчас пойдут за статкевичами.

«Власти боятся шествий!» – восклицают они. Может, и боятся. Примерно так же, как нормальный человек опасается придурка, который норовит нагадить на твой коврик возле входной двери. О, это страшная месть…

Должны, должны демонстранты, готовые пойти за Статкевичем, наконец понять, что все они для этого господина – классическое пушечное мясо. Ему кровь нужна, эксцессы, уличные беспорядки под видом «борьбы с режимом». Для чего?

А причина, как это нередко бывает в истории, до безобразия проста. Человеческий фактор! Уличный забияка только и может существовать в смуте, в стихии разрушения. Потому что только тогда раздувается его масштаб. Но если омоновцы смачно зевнут от скуки во всю телекамеру, тотчас сдуется господин Статкевич до неприлично маленьких размеров. Мирная площадь, обыкновенный митинг, красно-бело-красные флаги (имели место в истории, кто спорит!), столетие довольно серьезной попытки белорусов обрести независимость, атмосфера праздника… Милиция – чисто порядка ради, потому что массовое мероприятие… И за Статкевичем никто не гоняется. Кому он нужен?

Как бы там ни было, ясно одно: сегодня статкевичи делаются вредоносными не столько для власти, сколько для всей Беларуси.

Автор: Виталий Кистерный

2018-03-08читать далее

БНР как история политической проституции

БНР как история политической проституцииЗа прошедшие три десятилетия о БНР было написано немало, особенно к тематическим датам. Однако дошло до обратного – эту короткую страницу белорусской истории уже не исследуют, а наоборот, старательно затирают неудобные моменты.И теперь приходится снова объяснять, что черное – это черное, а белое – это белое.

Между кайзером и Пилсудским

БНР провозглашалась в период немецкой оккупации, не имела своих ресурсов и рассчитывала на союз с кайзеровской Германией.

Однако после революции и смены власти в Германии правительство БНР, которое в октябре 1918 года возглавил Антон Луцкевич, стало ориентироваться на Польшу, обещая подчинить пилсудчикам Беларусь в виде протектората со статусом автономии.

Однако, несмотря на попытки “лечь” под Германию и Польшу, карту восточной Европы все равно кроили без них. И когда 27 апреля 1922 года В. Ластовский и А. Цвикевич прибыли на Генуэзскую конференцию, вопрос о БНР даже не был вынесен на обсуждение.

Сам Ластовский, исключенный из партии белорусских эсеров за тесные связи с Юзефом Пилсудским, в 1923 году вынужден был подать в отставку. И “премьер-министром” БНР стал Александр Цвикевич. Эти перестановки в Раде БНР происходили в условиях политической переориентации в эмигрантской среде. Ведь советское строительство в БССР шло полным ходом, и 12 октября 1925 года в Берлине на совещании Рады БНР эмигранты признали полное банкротство своей борьбы против Советской власти, объявили о самороспуске “правительства” БНР и признали Минск “единым центром национально-государственного возрождения Беларуси”.

Однако то, что было очевидно современникам, сейчас почему-то не очевидно потомкам.

А далее, в 1925 году история БНР заканчивается, и начинается история политической проституции.

Между Гитлером и США

Несмотря на самороспуск Рады БНР, отдельные фракционные группы эмигрантов продолжили свою деятельность. И 20 апреля 1939 года Василий Захарка, руководитель Белорусской рады в Праге, обратился с меморандумом к Гитлеру, в котором выражал надежду на то, что последний поддержит белорусское национальное движение.

“Присоединение территорий Чехии и Моравии, а также исконно польских территорий, поставило перед германским правительством проблему не только эмиграций в целом, а и конкретно, проблему восточнославянской эмиграции, пребывающей на указанных территориях. Стратегические планы Германской империи, в которые входили розыгрыши в дальнейшем как русской, так и украинской карт, позволили последним не только сохранить, но и продолжить культурно-образовательную и национальную деятельность, тогда как открытым остался вопрос о подобного рода деятельности третьей славянской ветки, белорусах.

Нетождественность белорусов [и русских - Авт.] проявилась и во время Первой Мировой войны 1914-1918 годов, когда германские войска дислоцировались на территории Западной Беларуси. Затем, позднее, в декабре 1922 года нетождественность белорусов была подтверждена и подписанным маршалом Гинденбургом актом о признании белорусского языка самостоятельным, учебным, не имеющим общего с русским.

Белорусская нетождественность проявила себя и в государственных вопросах, в частности во время освободительного движения 1917-1922-х годов, когда впервые был поднят вопрос о независимости и международном признании.

Вот поэтому, преследуя цель нерастворения белорусского этноса между другими народностями (чехами, поляками, русскими и украицами) и предоставления ему возможности заниматься культурно-образовательной и общественной деятельностью, Белорусская Рада в Праге и обращается с учтивой просьбой к германскому правительсту о разрешении создания ряда белорусских культурно-образовательных организаций и институций в Берлине, Праге и Варшаве.

После начала Второй Мировой войны представители Германии связались с Захаркой, предложив ему сотрудничество, но тот ответил отказом. Тогда в феврале 1943 года под протекцией немецкой администрации на территории оккупированной Беларуси была образована Белорусская центральная рада во главе с Радославом Островским (тот сотрудничал с немцами еще до войны и был на хорошем счету).

Островский решил повысить собственную легитимность, также показав преемственность с БНР. Для этого решили провести подставной “съезд” – Второй всебелорусский конгресс.

Идея проведения Второго Всебелорусского конгресса, который был задуман как преемник Первого Всебелорусского конгресса 1917 года, созрела в январе 1944 года, спустя несколько недель после реорганизации Белорусской рады доверия в Белорусскую центральную раду.

Конгресс состоялся спустя полгода и всего за неделю до освобождения Минска. В качестве делегатов съезда выступили 1039 человек с оккупированных немцами белорусских территорий. Заседание конгресса проходило в здании городского театра, где размещалась ставка центральной рады. В день заседания вход в театр был украшен “Погоней” и бело-красно-белыми флагами.

Значительную часть делегатов конгресса составляли бургомистры, начальники полиции, члены БКА и БЦР и других коллаборационистских организаций. В завершение заседания делегаты единогласно приняли резолюцию Второго Всебелорусского конгресса, которая подтверждала независимость провозглашённой 25 марта 1918 года Белорусской Народной Республики, а Белорусскую центральную раду объявляла правопреемницей Рады БНР.

Из стенограммы Всебелорусского конгресса:

Выдатнага ўздыму асягнуў дзяржаўна-вызвольны беларускі рух у пару 1-шае Ўсясьветнае вайны, калі развалілася расейская абсалютная манархія, а поняволеныя ёю народы пачалі адбудоўваць свае незалежныя дзяржавы.

У 1917-ым годзе ў Менску зьбіраецца 1-шы Ўсебеларускі Кангрэс, які становіцца на плятформу дзяржаўнай незалежнасьці Беларусі. Абраная Рада Кангрэсу, рэарганізаваная пазьней у Раду Беларускай Народнай Рэспублікі, дня 25-га сакавіка 1918-га году ў Менску праклямавала дзяржаўную незалежнасьць Беларускай Народнай Рэспублікі. Савецкая, аднак, Расея і панская Польшча збройнымі сіламі зруйнавалі адбудаваную беларускую дзяржаву, акупавалі яе ды падзялілі паміж сабою трактатам 1921-га году ў Рызе.

Во время работы конгресса Красная армия уже подходила к Минску, и через несколько дней после окончания съезда немцы начали эвакуацию из города. Члены Белорусской центральной рады и остальных коллаборационистских организаций, в том числе делегаты недавнего конгресса, были эвакуированы в Кёнигсберг, а затем в Берлин, а впоследствии оказались в США, Англии и Канаде, где счастливо обрели новых хозяев.

Между США и Евросоюзом

В период 1991-1994 гг. национальная политика в Беларуси, как и в большинстве стран СНГ, строилась по принципу разжигания национальной вражды, поскольку этой частью государственной деятельности занимались псевдодемократы.

Так, в программной статье Зенона Позняка “О русском империализме и его опасности” была сформулирована антироссийская и антисоветская направленность так называемого национального возрождения в Беларуси. В этой программной статье ненависть и клевета на русский народ и советскую действительность достигли стадии маниакальности. “Россия – это имперское общество с неограниченным сервильным сознанием”. “Это лоскутный народ без очерченной национальной территории”. “Беларусь выйдет из СНГ”. “Наш путь – это путь балтийских стран, путь возвращения в европейскую цивилизацию”. “Наша нация глубоко и тяжело больна”.

Любой исторический контекст (особенно – БНР), использовался, чтобы подчеркнуть неправильность избранного белорусами пути развития, навязать чуждые нам ценности, а значит, в корне пересмотреть политику государства. Тогда же в Беларуси впервые появились и эмигрантские организации из США и Канады, которые действовали на базе Рады БНР, и объединяли как бывших немецких пособников, так и лиц, бежавших с немцами на запад и прижившихся в США.

Все эти люди вновь оказались востребованы уже в условиях политического противостояния в современной Беларуси. Через них потекли деньги, завязывались контакты, из них делали лидеров мнений и громко называли “совестью нации”.

Однако нельзя забывать, что целое столетие БНР выполняло функцию политического прикрытия, фиктивной “крыши” для разного рода антисоветских марионеточных организаций. Символическое значение провозглашения БНР использовалось в противовес государственности белорусов на советской основе, а также для прикрытия подрывной деятельности в холодную войну, вербовки и засылки агентов.

К сожалению, нынешнее столетие БНР вновь наложилось на острое геополитическое противостояние. Как и в холодную войну, Запад сегодня пытается реализовать свои геополитические проекты на постсоветском пространстве чужими руками.

И проблема не в самом историческом явлении, а в том контексте, на который оно накладывается. Ведь к любому мало-мальски значимому мероприятию готовы примазаться радикалы. Эти силы ищут любой повод для развития гражданского конфликта, и 100-летие БНР будет использоваться ими не для “объединения” или “примирения”, а чтобы разжигать противоречия в белорусском обществе.

Поэтому празднование столетия БНР – это фикция, которая подсовывается белорусской власти. Обратите внимание, как любые упоминания о БНР официальных лиц отслеживаются в прессе и подаются как некая идеологическая “слабость” режима, оттепель, прогиб и т.д.

И как разница, по какому поводу выходить, если каждое мероприятие с участием того же Статкевича превращается в уличную акцию? 3 июля он тоже протестовал, хотя эту дату оппозиция вообще не признает в качестве дня независимости. Так что сам повод для них вторичен.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов

2018-03-07читать далее

Большой спорт для белорусской государственности

Большой спорт для белорусской государственности

 

История олимпийских игр, как и практически все прошлое покрыто мраком версий и научных теорий.

Известно лишь одно, что спорт в те древние времена являлся областью культуры, которая делала народ физически сильным, выносливым и патриотичным.

Физически и идеологически подкованный представитель своего древнего греческого города, побеждающий на спортивных состязаниях, являлся героем для своего народа. Физическая культура народов плотно переплеталась с культурой военной, ведь побеждать в войнах способен только тот народ, в котором растет физически здоровая молодежь.

А соседям, прежде чем покуситься на земли своего соседа стоит хорошо подумать, если у народа из этих земель есть спортивные достижения, а значит и боеспособная армия. Очевидно, что спорт высоких достижений – это вертикаль физической и патриотической подготовки молодежи того или иного народа.

Исходя из этих мыслей, современное состояние международного спортивного движения можно рассматривать через призму авторитета того или иного народа во всем мире.

К сожалению, в последние десятилетия большой спорт стал в большей степени коммерческим проектом, где идет борьба не столько за престиж своей страны, а в больше степени за рекламные бюджеты.

Поэтому, рассматривать те или иные скандалы, связанные с допингом или с удалением белорусского спортсмена с игр нужно рассматривать именно в разрезе экономических интересов тех или иных лиц.

Ведь, совершенно очевидно, что на данном этапе развития цивилизации репутация честных поступков и дел уступает коммерческой выгоде.

Что в этих реалиях делать белорусским властям?

В первую очередь делать все, чтобы спорт в Беларуси становился по-настоящему массовым и доступным для населения, когда молодежь будет иметь возможность для развития физической культуры.

И стоит помнить, что физическое здоровье молодежи – это только часть воспитательного процесса. Кроме достижений в спорте, наша молодежь должна еще понимать, что добиваясь успехов в большом спорте представляет весь белорусский народ, а не зарабатывает большие деньги.

Нужно заметить и тот факт, что достижения белорусского спорта и на сегодняшний момент весьма впечатляют. Ведь, если рассчитывать успехи в спорте из количества населения страны, то обходя в медальном зачете текущей олимпиады такие страны как Польша, где населения в четыре раза больше можно говорить о том, что физическая культура в Беларуси на достаточно высоком уровне.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов

2018-02-22читать далее

Потенциальная угроза национальной безопасности Литвы: Игналина или Островец?

Потенциальная угроза национальной безопасности Литвы: Игналина или Островец?

Претензии Литвы
Отчего Вильнюс столь активно включает в политический дискурс о строительстве БелАЭС, якобы враждебный для Литвы «белорусский плацдарм»? Это глубокая психологическая обида, неприятие существующей реальности или отвлекающий маневр от проблем Игналинской АЭС? В любом случае, сегодня, несмотря на все усилия Литвы, проявленные на всех возможных политических площадках, стройку Островецкой АЭС остановить не удалось, как не удалось собрать вокруг себя единомышленников, готовых встать с Литвой плечом к плечу в строю антиостровецкого фронта.
Одиночество Вильнюса в теме БелАЭС вынуждает официальные власти Литвы повышать градус риторики, который уже зашкаливает и все более напоминает истерику. Эмоции и раздраженность литовской стороны стали нормой диалога с Минском, а когда здравый смысл уступает место добрососедским отношениям, рождаются некие «планы действий», которые якобы создают предпосылки для «надлежащей реализации мер защиты, от представляющей угрозу Островецкой АЭС».
Таким образом, как говорилось выше, логика и здравый смысл, уступили-таки место эмоциям, слухам и паранойи. Очевидно, под воздействием всех этих чувств и были намечены «цели», среди которых, решение не допустить на рынок электроэнергии Литовской Республики белорусской электроэнергии, кроме разве что энергии, необходимой для надежности системы электроэнергетики Литвы. И вообще объем попадания электроэнергии из Беларуси должен быть уменьшен до приемлемого минимума, как и из иных «третьих стран». При этом предполагается, что действующие в системе энергетики Литвы, аккумулирующие мощности электричества ни в коем случае не должны использоваться для удовлетворения потребностей по аккумулированию электричества Островецкой АЭС. Но насколько обоснованы эти «меры защиты», и действительно ли БелАЭС является «потенциальной угрозой национальной безопасности Литвы»?
«Полный идиотизм»
Еврокомиссар Витянис Андрюкайтис по этому поводу сказал следующее: «Еврокомиссия с особой тщательностью рассматривает вопросы безопасности на атомных станциях: к Белорусской атомной электростанции в Островце предъявляются ровно такие же требования, как и для строящихся станций в Финляндии». Далее, он добавил: «Как Сейм может законом утвердить, что Островецкая АЭС небезопасна? К Островецкой АЭС применяется вся международная система регулирования ядерной энергетики. Если Островецкая АЭС будет небезопасной, она не получит лицензии на эксплуатацию. Так это или нет?» Тогда же еврокомиссар предлагал литовской стороне предъявить материалы, которые доказали бы небезопасность белорусской АЭС, прося при этом, чтобы Вильнюс не распространял неверную информацию и слухи. Кроме того, он напомнил, что Литовская Республика сама направила экспертов-атомщиков для наблюдения за возведением объекта: «Стало быть, Литва в той работе участвует. Евросоюз эту деятельность финансирует. Так может Литве стоило бы выступить против, не посылать специалистов, не финансировать эту деятельность? Не вижу логики».
Таким образом, еврокомиссия отреагировала на политику Литовской Республики в отношении возведения БелАЭС. В заключение еврокомиссар Витянис Андрюкайтис, справедливо заметил: «Если у нас есть возможность иметь поставщиков из разных стран – Швеции, Германии, Польши, Финляндии, то нам легче говорить с поставщиками из России. Это логично. Но сказать: «Давайте мы не будем покупать у России ни нефть, ни газ, ни электричество», – полный идиотизм, где же тут экономика!? Почему тут мы путаем экономику с политикой?».
Вопрос справедливый. На сегодняшний день Литва действительно все смешала в политической атомной риторике, а между тем, еще неизвестно, действительно ли Островецкая АЭС представляет собой некую потенциальную угрозу национальной безопасности Литвы или все же своя собственная остановленная Игналина – это и есть самая большая атомная проблема Вильнюса?
«Бомба замедленного действия», «дыра в бюджете» и «проблема потомков»
Под давлением ЕС в мае 2000 года – правительство Литвы приняло Закон: «О снятии с эксплуатации ИАЭС». Это политическое решение было принято как обязательное условие, которое необходимо выполнить, если Литва хочет вступить в ЕС.
После остановки энергоблока №2 (31 декабря 2009 года) стоимость тепла и горячей воды для жителей города Висагинас увеличилась в 4 раза!
Исключительно по политическим мотивам в период с 2004 по 2009 годы Игналинская АЭС была остановлена и переведена в разряд ядерного наследия с обременением бюджетов ЕС и своего государства до 2038 года и далее своего бюджета – на сотни лет. Еще в 2002 году правительством Литвы была принята стратегия «немедленного вывода энергоблоков из эксплуатации до состояния «коричневой лужайки» с освобождением всех зданий и оборудования». Но на словах все оказалось значительно проще, чем на деле. Было принято два Плана Снятия с Эксплуатации АЭС – первый в 2004 году, второй в 2014 году. Этот План предусматривал переработку, хранение и захоронение всех РАО на территории Игналинской АЭС. Однако на сегодняшний день, места окончательного захоронения долгоживущих радиоактивных отходов (РАО) облученного реакторного графита и отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) правительством Литвы так и не определены. То есть эти две проблемы «благополучно» передаются «благодарным» потомкам.
В июле 2017 года заместитель председателя общественного совета по энергетике и экологии Висагинского самоуправления написал письмо Президенту Литвы, где уже не в первый раз выразил свою озабоченность касательно неизбежного загрязнения окружающей среды и радиационного воздействия на жителей при немедленном демонтаже УГР (уран-графитовый реактор). Ответ был поручен «компетентным лицам», коих не нашлось в литовском Минэнерго (руководство МЭ меняется каждые четыре года и там не имеют представления о сложностях демонтажа реакторов), а потому письмо было переслано на ИАЭС…
Почему так? А потому, что в стране нет ядерной научно-технической базы, нет соответствующих кадров, как не ведется и их подготовка на будущее. Очевидно, ввиду этих факторов проектирование и строительство Висагинской АЭС заморожено.
Незнание предмета, тем не менее, открыло возможности для дилетантского подхода к решению задачи по закрытию Игналинской АЭС. Сегодня не выбрано приемлемое захоронения ОРГ, а иженерно-геологические работы по нахождению такого места не ведутся. Программа снятия с эксплуатации ИАЭС не разработана. Все ведется по отдельным проектам, разными фирмами, без взаимной увязки, что срывает все сроки и приводит к нестыковкам. Ни один специалист по атомной энергетики в мире не знает насколько безопасно для человека и экологии безотлагательно (через 15-20 лет после останова) разобрать уран-графитовый реактор типа РБМК с большим количеством (1860тн) ОРГ.
ОРГ содержит 95% радиоуглевода 14С, легко распространяющегося и усваемого живыми организмами в природе, имеющего период полураспада 5730 лет, а также содержащего хлор С1 36 с периодом полураспада 300 000 лет, легко растворяемого в воде и влажном воздухе а также трития Н3, от которого эффективной защиты практически нет.
Именно поэтому, и не только, ни в одной стране мира не выполнялись работы по разборке графитовых кладок даже на маленьких исследовательских УГР. Литва решила стать новатором??? Но Игналинская АЭС не готова к разборке реакторов, а Вильнюс зашел в технологический, организационный и финансовые тупики со своей стратегией «Коричневая лужайка». Немедленный демонтаж реакторов – это научно-технически и экологически необоснованное, исключительно политическое решение, принятое в спешке и назло (самим себе), без научного обоснования, технологической проработки и учета новизны, впервые в мире выполняемых, опасных для человека и окружающей среды, работ.
До сих пор в нарушение Орхусской конвенции (о доступе к экологической информации) и Эспо-конвенции (об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте) Литва не проинформировала своих граждан и соседние страны о планах обращения с ОРГ и ОЯТ. Эту проблему официальный Вильнюс оставил будущим поколениям своей и соседних стран.
А межу тем, немедленный демонтаж реакторов на Игналинской АЭС – это, фактически, в мире пилотный проект. Он не оценен, а потому не оправдан по рискам, касательно загрязнения окружающей среды и облучения людей. Разборка и утилизация графитовой кладки реакторов – это риски неизбежного негативного воздействия повышенных излучений на протяжении столетий на жителей Литвы, Беларуси, Латвии и других соседних стран.
На каком основании политики Литвы считают, что в своей стране, на земной поверхности, а не на глубине 300 м, как рекомендуют МАГАТЭ и Новая Директива ЕС-2014 г. (принятая после Фукусимы), можно размещать долгоживущие РАО тысячелетней опасности и сопровождать их безопасное хранение бесконечно долго? Может их «план» по «мерам защиты» от одобренной МАГАТЭ и другими организациями белорусской АЭС стоило бы переформулировать на защиту от собственной Игналины и собственной атомной безграмотности?

http://news.21.by

2018-02-22читать далее

 

Страница 1 из 12912345...102030...Последняя »