Статистика
Сайты беларуси Rating All.BY
Календарь
Введите ваш email

Подписка на RSS  Подписаться на RSS-ленту

Анонсы Кольца
Комментарии

Бел.опп на Западе – отработанный материал

    Бел.опп на Западе – отработанный материал

    Жила-была белорусская оппозиционерка Ольга Класковская. Жила она была, оппозиционерствовала. Статьи писала, про европейские демократические ценности. И вот решила она познакомиться с европейской демократией поближе. Взяла и эмигрировала в Швецию. Там вышла замуж, родила ребенка. А теперь ее выкидывают из Швеции, забирая ребенка.

    Подробнее:
    Цитата http://news.tut.by/society/335604.html:

    Семимесячного сына у белорусской беженки Ольги Класковской представители социальных служб Швеции забрали 6 февраля. Официальная причина — то, что у нее нет вида на жительство в этой стране и она не может обеспечить сыну приемлемые условия проживания. Сейчас Ольга имеет возможность встречаться с сыном раз в неделю. Чем она живет, кто ее поддерживает и о непонятной одержимости шведских социальных служб – девушка рассказывает “Еврорадио”, спеша на очередную такую встречу.

    Еврорадио: О том, как у тебя социальные службы Швеции забрали семимесячного сына, сегодня сообщают даже официальные белорусские СМИ. Обращая внимание на то, что помогают только белорусские власти — ни правозащитники, ни представители оппозиции, ни европолитики ничего не делают. Это действительно так?

    Ольга Класковская: Прежде всего, я исхожу из того, что, по большому счету, никто мне ничего не должен. Ни обид, ни претензий нет. Я рассчитываю на поддержку друзей — не могу сказать, что все они меня оставили, поддерживают коллеги. И, да — я рассчитываю на помощь государства. Ведь и я, и мои дети — мы граждане Беларуси. Считаю, что имею полное юридическое и моральное право обратиться за помощью к белорусскому государству. Шаги наших дипломатов были сразу заметны — буквально через несколько минут, как я связалась с посольством в Латвии, они начали присылать запросы в шведские учреждения, звонить шведским чиновникам, мне.

    Еврорадио: Не было разговоров, что если их помощь будет иметь результат, то тебе с детьми лучше вернуться на родину?

    Ольга Класковская: Дипломаты МИД никаких условий передо мной не ставят. Только желают, чтобы все успокоилось как можно быстрее и соблюдались мои права матери, чтобы был хороший финал.

    Еврорадио: У тебя самой мысли возникают попробовать вернуться на родину?

    Ольга Класковская: Я очень серьезно рассматриваю возможность того, чтобы вместе с детьми как можно быстрее вернуться в Беларусь.

    Еврорадио: В 2011 году ты уже вернулась из эмиграции на родину и почти сразу заимела проблемы с милицией, была задержана. Не боишься повторения истории?

    Ольга Класковская: Никакого страха нет. После того, что я пережила тут, я перестала чего-то бояться. Я не имею в виду, что мне не дали вида на жительство, не дали возможности воссоединиться с семьей, а вырвали у меня моего семимесячного сына. Я знаю, что в Беларуси со мной такого бы не произошло — чтобы без суда и следствия ко мне ворвались и отобрали самое дорогое.

    Еврорадио: Если рассуждала о возможном возвращении, то должна была рассуждать и о том, чем ты на родине будешь заниматься, где и за что жить…

    Ольга Класковская: Я взрослая женщина, мать двоих детей — такие практические вещи продумываю. У меня достаточно сил, опыта, целеустремленности, чтобы нормально устроиться и в Беларуси и обеспечивать хотя бы самое элементарное. Ко всему, у меня там есть квартира, родители, друзья.

    Еврорадио: В 2011 году ты недолго выдержала на родине — через несколько месяцев снова уехала в Швецию и вышла там замуж. Как познакомилась с будущим мужем?

    Ольга Класковская: Муж работает охранником в социальном офисе. Миграционное управление направило меня в этот офис, чтобы обсудить некоторые вещи с социальным секретарем. Там мы и встретились, познакомились и влюбились. Такая вот ирония судьбы — через некоторое время те же социальные службы у меня забрали ребенка. Так я создала семью, но ведь я ошиблась в этом человеке!

    Еврорадио: Ты выехала в 2004 году в Польшу, поездила по Европе, наконец “осела” в Швеции — почему сразу не сумели прижиться на одном месте?

    Ольга Класковская: Возможно, у меня просто такой склад характера. Хотя всегда и хотелось определенной стабильности, но, по-видимому, не легла душа к определенным местам и ситуациям. Никакого преступления я в этом не вижу, это мое личное дело: я сравниваю и выбираю там, где лучше для меня и для моих детей. Но, видимо, лучшее место — это родина…

    Еврорадио: Чем ты занималась в Швеции до рождения ребенка?

    Ольга Класковская: Довольно быстро стало известно, что я жду ребенка. И мы с мужем приняли решение, что я спокойно ношу ребенка, а все экономические вопросы — на его плечах. Правда, и при большом желании работать у меня не было возможности — вида на жительство нет, и разрешения на работу тоже нет. Если только “черная” работа, но она не для беременных. В последнее время я работала на стокгольмских крышах — чистила снег.

    Фото: svaboda.org

    Еврорадио: Ты сейчас можешь видеть сына?

    Ольга Класковская: В решении административного суда Стокгольма написано, что мой сын отходит под опеку социальных служб. Временно они передали сына в семью отца, но юридически он находится под опекой социальных служб. Мне разрешили встречаться с сыном. Но я не понимаю — кто определяет формат встречи? Родительских прав я не лишена, но почему именно этот день, почему ограниченное время, почему под наблюдением сотрудников? Не нарушение ли это прав моих и маленького Адама?

    Еврорадио: А какие у тебя сейчас условия жизни, за что ты вообще живешь?

    Ольга Класковская: У меня квартира с официальным контрактом на мое имя и фамилию. Помогает Шведская церковь и “Красный крест”. Есть у меня и возможность подработки.

    Еврорадио: Ты заявила, что, возможно, сына у тебя целенаправленно забирают, чтобы отдать в шведскую семью. Это эмоции, или у тебя есть доказательства?

    Ольга Класковская: Не понятна одержимая активность социальных служб в этом деле. Ведь с папой ребенка мы могли все по-человечески решить в судебном порядке. У нас была договоренность, что мы делим ответственность за сына 50 на 50. Семимесячный ребенок — самый лучший вариант для усыновления. А мальчик красивый и здоровый — его можно воспитать как своего. За все годы у меня не было никаких проблем с социальными службами, а тут вдруг такая одержимость! Сейчас адвокат направил жалобу в Верховный суд. Если и он оставит решение неизменным, мы сразу обратимся в Европейский суд по правам человека.

    Еврорадио: Дело может затянуться: будешь сражаться за сына на чужбине или вернешься на родину и продолжишь делать это оттуда?

    Ольга Класковская: Свои права легче и проще отстаивать, находясь в этой стране. Да и психологически легче, когда знаешь, что сын тут, неподалеку, что я могу его хотя бы раз в неделю видеть. Буду до последнего стремиться тут оставаться. Но не на нелегальном положении — в таком случае меня могут в любой момент депортировать. Адвокат убеждает меня, что дело будет выиграно на 100% — вопрос только во времени.

    Конец цитаты.

    Как мы видим, Европа обращается с белорусскими оппами, как с отбросами. В этой связи очень жаль таких людей, как Класковская, которых обманули и затянули в сети оппозиционной деятельно, а потом выжали и выкинули. Видно, что она просто заблуждалась от того, что не знала, что за выродок эта европейская дерьмократия.

    В конце еще повторю слова Класковской:

    Никакого страха нет. После того, что я пережила тут, я перестала чего-то бояться. Я не имею в виду, что мне не дали вида на жительство, не дали возможности воссоединиться с семьей, а вырвали у меня моего семимесячного сына. Я знаю, что в Беларуси со мной такого бы не произошло — чтобы без суда и следствия ко мне ворвались и отобрали самое дорогое.

    Так что, задумайтесь, господа оппозиционеры, пока не стало слишком поздно, пока вы еще не хлебнули полным черпаком говна европейской дерьмократии.